Святой Живоначальной Троицы собор.
Бийск город, (территория сквера имени К.И. Фомченко).


28 мая 1872 года состоялась закладка Градо-Бийского Троицкого собора.

Построенный кирпичный однопрестольный собор во имя Святой Живоначальной Троицы был освящён 4 декабря 1877 года. Строился на средства бийского купца первой гильдии Алексея Фёдоровича Морозова с незначительным участием прихожан. Для собора Морозов приобрёл очень дорогой, в византийском стиле, иконостас.


Первым настоятелем собора стал протоиерей Дмитрий Емельянов. Затем, в 1881 г., его сменил протоиерей Павел Васильевич Митропольский.

С 1903 года настоятелем Троицкого собора стал иерей Василий Александрович Лебедев - благочинный «Градо-Бийских православных церквей благочиния № 24 Томской епархии». В соборе проходили все самые торжественные архиерейские службы, у его стен – парады и митинги.

В приходе находилось Владимирское женское городское приходское училище ведомства Министерства Народного Просвещения.


У алтаря Троицкого собора были погребены главные жертвователи и благотворители, бийские 1-ой гильдии купцы, потомственные почётные граждане города Алексей Фёдорович и Елена Григорьевна Морозовы.

В 1930 г. Троицкий собор закрыт для службы, а в 1934 г. его окончательно разобрали. Могилы сравняли с землёй. Из кирпича храма рядом, по улице Толстого, построили двухэтажное здание для детского приюта (ныне здание психиатрического диспансера)

Р.В. Мезенцев

Бийский педагогический государственный университет

ОБ ИЗЪЯТИИ ЦЕРКОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

В БИЙСКЕ В 1922 г.

После окончания гражданской войны Россию постигло еще
одно испытание. Как известно, во второй половине 1921 г. центральные районы России охватил голод. Засушливое лето погубило
посевы в 37 губерниях общей площадью 1089 тыс. десятин. Число
голодающих составило, по официальным данным, почти 40 млн
человек. В Поволжье вымирали целые деревни.
К общенародному бедствию, естественно, не осталась равнодушной ни одна из религиозных конфессий. Православная Церковь
одной из первых, причем активно, включилась в процесс оказания
помощи бедствующим районам страны. В августе 1921 г. Патриарх
Тихон основал Всероссийский церковный комитет помощи голодающим и обратился с воззванием «К народам мира и православному человеку», в котором он просил о помощи стране, «кормившей многих и ныне умирающей с голоду» . В короткий
срок духовенством было собрано около 9 млн руб..
Набирающее силу православное движение помощи голодающим значительно поднимало авторитет Церкви в глазах народа,
но не входило в политические планы властей. Их решением Всероссийский церковный комитет был распущен, а собранные им
средства реквизированы. Газеты тогда писали, что советская власть
сама имеет возможности справиться с голодом. Однако последний
«неудержимо рос».

В этих-то условиях и появился декрет ВЦИК от 23 февраля
1922 г. «О порядке изъятия церковных ценностей». Этот документ
явился полной неожиданностью для духовенства и представлял
собой попытку непосредственного вмешательства в интимную каноническо-литургическую жизнь Православной Церкви. Указанный
правовой акт использовался властями и как предлог для очередной
расправы с церковнослужителями и теми верующими, которые не
могли «сносить святотатства». В результате в 1922–1923 гг. погибли 8100 священников и монахов.

После февральского постановления ВЦИК, предлагавшего
«образовать в каждой губернии комиссию», и полученной 7 марта
1922 г. правительственной инструкции, предписывавшей приступить к немедленной конфискации, органы власти Алтайской губ.
довольно быстро начали работу по формированию необходимых
структур для проведения кампании по изъятию церковных ценностей.

9 и 10 марта 1922 г., на совместных заседаниях президиумов
Алтайского губкома РКП(б) и Алтайского губисполкома была образована губернская комиссия [6, л. 11–12]. Ее первым шагом стала
организация уездных, волостных и сельских подкомиссий. После
проведенного 14 марта 1922 г. первого заседания Бийскому и Рубцовскому уисполкомам, а также Усть-Пристанскому и Алейскому
райкомам РКП(б) было отправлено циркулярное распоряжение,
которым губернская комиссия предписывала им создать подобные
органы на местах.

Уездная подкомиссия в Бийске была организована 17 марта
1922 г. Ее руководителем стал председатель уисполкома Правда, а
в состав комиссии вошли представители: уфинотдела – Комиссаров
и упродкома – Савельев.

Приступая к работе, комиссия провела при исполкоме совместное с духовенством совещание. На нем присутствовал и местный
архиерей – епископ Иннокентий (Соколов). Священнослужители с
полным пониманием отнеслись к проводимому властью мероприятию и заверили, что «будут всячески способствовать успешному
проведению в жизнь постановления ВЦИК об изъятии церковных
ценностей» [6, л. 169]. Спустя некоторое время уполномоченные
комиссией вновь провели несколько агитационных собраний с верующими и «выявили положительный взгляд на изъятие как духовенства, так и прихожан».

7 апреля 1922 г. в типографии было напечатано воззвание
епископа Иннокентия (Соколова), в котором он «именем Господа
нашего Иисуса Христа» благословил свою паству «на доброе, достойное православного христианина деяние – на передачу церковных предметов государству, ради спасения погибающего от голода
Поволжья». 15 апреля его расклеили по городу, а 24 апреля разослали по всем церквям Бийского уезда.

После проведения всех подготовительных мероприятий ко-
миссия приступила к практическим делам. 24 апреля 1922 г. началось изъятие ценностей в Троицком кафедральном соборе. Здесь
оно продолжалось два дня. Все это время верующие вели себя
«благопристойно» и, не прекращая переговоров с комиссией, «конструктивно сотрудничали с ней» по вопросу обмена богослужебной
утвари. Так, взамен риз, согласно инструкции, ими было сдано 57
золотников 64 доли золота. Подобным правом воспользовались и
прихожане Успенской церкви, передав уполномоченным золотые
изделия общим весом 14 золотников 71 доля . Всего же в
шести церквях г. Бийска за период с 24 апреля по 10 мая 1922 г. было
реквизировано 72 золотника 39 долей золота и 4 пуда 11 фунтов 46
золотников серебра. Основную массу драгоценностей в основном
дали две церкви – Троицкая и Успенская.
И последний момент. Изъятие церковных ценностей в Бийске прошло спокойно, без каких-либо происшествий. Как вспоминал впоследствии один из бийских священников: «Мы полагали,
что комиссия… явится в церковь не снимая даже головных уборов,
и потребует выдачи всех серебряных вещей, заберет их, попутно
поглумится над догматами веры и удалится». Однако
уполномоченные действовали осмотрительно и осторожно, за что
верующие двух заречных церквей – Покровской и Сретенской –
высказали им «свое удовлетворение и благодарность за корректное
отношение к ним»

10 мая 1922 г. восьми партийным комитетам Бийского уезда
был разослан циркуляр, рекомендовавший волостным подкомиссиям вышеотмеченные методы как руководство к действию, на основе которых «реквизиционная работа» в городе была проведена и
результативно, и «благополучно».

С экономической точки зрения конфискация церковных ценностей была малоэффективной мерой, поскольку на борьбу с голодом в Поволжье, по данным советских историков, большевистское
правительство потратило 127 млн руб. золотом – сумму, многократно превышающую средства, вырученные от продажи богослужебного имущества.

Музей истории
Алтайской Духовной миссии



Фотографии



← Предыдущая страница
Бийск город.
Следующая страница →
Бийск город, Красноармейская (Александровская) улица, 85.