Сайт - Оф. сайт Астраханско-Енотаевская Епархия.
Петропавловская церковь.
Астрахань город.

Хpaм этот сохранившийся до настоящего времени, основанный на Болдинском острове, является памятником, построенным в воспоминание о находившейся здесь некогда древней Воскресенско-Болдинской пустыни. Рассказывая о Петропавловском храме, необходимо вспомнить и историю этой обители.

Основание Воскресенско-Болдинского монастыря относится к 1706 году. В этом году 4 августа митрополит Сампсон обратился к Государю Петру Алексеевичу с прошением о даче ему новых земельных угодий вместо прежних, заселённых стрельцами. «Есть в домовых моих водах меж рек Большой и Малой Болды от Волги остров с проездною проточкою порожний, никому не отдан и лежит впусте». По приказу астраханского воеводы князя П.И. Хованского остров этот был обмерен, а также были опрошены астраханские старожилы, которые показали, что остров этот «от Волги со въезду в Болды, меж Большой и Малой Болд стало накладывать лет с 50… и остров преж сего в даче ни за кем не был и ныне лежит впусте». 7 августа того же года воеводской канцелярии определено было отдать этот остров митрополиту Сампсону с выдачей на это данной. По описаниям начала XIX века, остров этот окружался к северу и востоку рекою Болдою, с юга – рекою Кутумом, а с запада – Волгою. По множеству проточек и ильменей центральная его часть была совершенно непригодна к заселению, южная часть, вдоль реки Кутум, в начале XVIII столетия стала заселяться астраханскими жителями и солдатами Казанского полка, а северная оказалась в ведении Астраханского архиерейского дома и митрополитом Сампсоном была передана под новоустроенный им Воскресенско-Болдинский монастырь. Монастырь по своему расположению долгое время назывался «Воскресенским, что на Болдинском острову» или на «Облондинском», так как в старые времена речка Болда называлась Облонда.

Устройство обители на этом месте было не случайным. Когда в Астрахани в 1705 году случился стрелецкий «свадебный» бунт, митрополиту Сампсону пришлось бежать из города и скрываться 3 месяца в Болдинской степи. Тогда-то митрополит и приметил это место, близ слияния реки Большой и Малой Болды, которое ему очень понравилось по своему уединённому местоположению, направляющему ум к молитве и духовным размышлениям. В 1708 году на Болдинском острове, на самой «стрелке» рек Волги и Большой Болды, митрополитом была построена деревянная церковь в честь Явления Воскресшего Спасителя апостолам или Уверения апостола Фомы, отчего монастырь и стал называться Воскресенским. Митрополитом Сампсоном из его архиерейского дома была подарена новоустроенной обители древняя икона «Уверение апостола Фомы», которая и стала главною её святынею. Рядом с Воскресенским храмом была построена ещё одна деревянная церковь в честь Киево-Печерской иконы Божией Матери, очень почитаемой митрополитом, в монастыре были устроены келии для братии, а вокруг него была возведена деревянная ограда.

В 1737 году при астраханском епископе Иларионе в Воскресенско-Болдинской пустыни была возведена новая каменная Воскресенская церковь, а старая деревянная перенесена в город. Ставший после Илариона Астраханским епископом, Мефодий не оставил своим попечением обитель на реке Болде. В 1762 году он благословил развести монахам возле монастыря виноградный сад и пожаловал обители из своих архиерейских угодий сенными Болдинскими покосами. Сенные эти покосы располагались на островках, которые ещё в 1706 году 2 сентября митрополит Сампсон приобрёл для астраханского архиерейского дома у татарского юртовского мурзы Аблы Азаматова Батерекова. Мурза этот задолжал владыке 100 рублей, за которые «отдал и остров свой в верхних устьях Большой и Малой Болд, да пониже Малой Болды два острова с сенными покосы и с лесными угодьи». Первый из названных островков уже в начале XIX века получил наименование Болдинского, а прежний «Болдинский остров», на котором находилась сама Воскресенская пустынь, в это время уже сливается с «материковой» частью города, где скоро появится Воскресенская слобода, впоследствии в народе переименованная в Селение. В то же время возник вопрос о переносе обители на другое место, так как берег, где она стояла, постоянно подмывало водой, и он постепенно разрушался. 3 сентября 1771 года епископ Мефодий объявил своею владычнею волею о перенесении монастыря от волн подмытия на другое место, в так называемую старую крепость.

Название «старая крепость» сохранилось за этим местом, видимо, от укреплений оставшихся с начала XVII века. Здесь, на Болдинском острове в зиму с 1607 по 1608 год располагался станом воевода Фёдор Иванович Шереметьев, посланный царём Василием Шуйским на усмирение взбунтовавшегося астраханского воеводы князя стольника Ивана Хворостинина. Изменник-воевода призвал на помощь воровских казаков, и царские войска сами оказались в осаде. Окопавшись на острове, они всю зиму выдерживали многочисленные приступы бунтовщиков. Весною Шереметьев ушёл с войсками вверх по Волге, а укрепления остались. Также в сентябре–декабре 1671 года здесь, в устье реки Болды, сделав земляную крепость, стояли войска боярина Ивана Богдановича Милославского, посланные царём Алексеем Михайловичем на усмирение мятежной Астрахани, находившейся в руках приспешников Степана Разина. Возможно, Милославский воспользовался старыми укреплениями, оставшимися от воеводы Шереметьева.

Первоначально епископ Мефодий определил «церковь и келью каменную сломавши перенять от воды подале», где церковь и игуменскую келию построили заново. На новом месте сначала, видимо, была возведена деревянная церковь, а 20 февраля 1771 года настоятелю пустыни игумену Макарию с братией указом владыки повелевалось «вместо церкви Воскресения Христова деревянного старого здания… построить тож во имя Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа каменную, да в трапезе приделать алтарь во имя Преподобных отец наших Антония и Феодосия Печерских Чудотворцев». Выстроенный новый Воскресенский собор был освящён 10 апреля 1776 года, а придел в честь Преподобных Антония и Феодосия Печерских в 1775 году. При соборе были выстроены архиерейские келии и колокольня. Рядом с собором была построена вторая каменная церковь во имя Симеона Столпника (покровителя пустынножителей). Церковь эта была тёплою, и в ней совершались богослужения в зимнее время. Освящёна она была 22 июля 1772 года. Монастырь вокруг был обнесён земляным валом, с устроенной на нём каменной оградой, с башнями по углам и святыми вратами при входе в обитель. Над святыми вратами была выстроена третья церковь в честь Ахтырской иконы Божией Матери, освящённая в 1774 году. Устройство третьего храма в обители было не случайным. День празднования этой святой иконы, 2 июля, совпадал с днём покорения русскими войсками Астраханского царства в 1554 году. В XVII и XVIII веках день этот торжественно отмечался в Астрахани как большой праздник, но в XVIII веке память о нём стала забываться, и епископ Мефодий решил возродить эту память созданием храма-памятника.

В 1807 – 1808 годах во время, когда в Астрахани свирепствовала страшная чумная эпидемия, многие астраханцы устремились за город – в монастыри Покровский и Воскресенский. В Покровском монастыре они полагались на защиту чудотворной иконы Покрова Божией Матери, а в Воскресенском – на святые молитвы известного своей благочестивою жизнью игумена обители Евгения. Он почти не оставлял народа, успокаивая устрашённых людей надеждою на безмерное милосердие Божие, и горячо, со слезами молился, день и ночь испрашивая у Господа спасения для всех собравшихся под сенью Болдинской обители спасения от чумной напасти. И, действительно, никто из находившихся здесь не заболел, а больные совершенно избавились от признаков болезни. Всё это, благодаря её настоятелю, придало Воскресенской обители в глазах астраханцев особую значимость. Они полюбили её всем сердцем, положив немалые средства на её украшения. Считалось великим почётом быть погребённым на монастырском кладбище – «на месте святе», отчего многие именитые астраханские граждане и даже целые рода нашли здесь себе последнее пристанище.

Но даже эта великая любовь и попечение не сумели ничего сделать в борьбе со стихией, погубившей Болдинский монастырь. Новое место, на котором он находился благодаря воле епископа Мефодия, тоже оказалось незащищённым от подмытия речных вод. Уже в начале XIX века положение Болдинского монастыря из-за ежегодного подмытия местности, где он был расположен, водами рек Волги и Большой Болды было признано в высшей степени опасным. Опасность эта возрастала с каждым годом и не могла быть незамеченной другими. Производились многочисленные осмотры, возбуждались соображения, нельзя ли каким-либо образом укрепить монастырский берег. Работы велись из года в год, берег укреплялся, для чего в более опасных местах затоплялись целые баржи с камнями, а вода делала своё дело и быстро разрушала преграды, противопоставляемые ей человеком. Когда стало очевидным, что монастырь на прежнем его месте не сохранить, то был поднят вопрос о переносе его на новое место. Многие именитые астраханские граждане предлагали перенести Воскресенскую обитель на Болдинский остров, где был расположен принадлежавший монастырю сельскохозяйственный хутор. Жители города Чёрный Яр просили перенести Воскресенскую пустынь к ним. Было мнение о переносе её на расположенный около Астрахани Красный бугор, где находилось приписанное к Спасо-Преображенскому монастырю Афонское подворье. Но из всех этих мнений возобладало мнение астраханского архиепископа Авраама (Шумилина), предложившего соединить Болдинский монастырь с Покровским.

По именному Высочайшему повелению от 22 июня 1822 года в указе Святейшего Синода от 13 июля, за № 3496 прописанному, Воскресенский монастырь соединён с Покровским, с придачей последнему наименования Покрово-Болдинского с передачею сюда церковного имущества, и угодий, и сада упраздняемого монастыря, перемещёния сюда строителя Евгения на таковую же должность. Ещё до получения этого указа, в 1821 году, часть церковного имущества Воскресенской обители была передана Спасо-Преображенскому монастырю. Сюда же были перенесены для хранения разобранные иконостасы церквей, так как какое-то время ещё сохранялась надежда, что часть монастырских зданий удастся сохранить. Но весной 1823 года речные волны поднялись на небывалую до того времени высоту и настолько подмыли болдинский берег, что все монастырские строения пришли в состояние близкое к разрушению. Из трёх монастырских храмов был восстановлен лишь один в честь Ахтырской иконы Божией Матери, который оставшейся частью монастырских построек был превращён в подворье Покрово-Болдинского монастыря. В сохранившемся храме братия обители время от времени совершала богослужения. Так продолжалось до 5 августа 1829 года, когда ночью во время сильной бури оторвало двадцать пять сажень земли от берега реки Болды, где стояло по-дворье. Когда сообщили об этом астраханскому архиепископу Павлу (Субботовскому), он написал на рапорте: «Случай сей от воли Господней произошёл, а потому и стояние того подворья или падения вконец предоставить воле Божией; велеть из церкви всё подвижное имущество перенести в Покрово-Болдинский монастырь, строения – каменные и деревянные – все, кроме церкви и архиерейского домика, предать желающему с разборкою их». В конце концов, нужда заставила разобрать и храм, который был передан вместе с иконостасом отставному казаку станицы Дурновской (ныне с. Рассвет) Калашникову, строившему в своей станице церковь. Ему же были проданы все остальные каменные и деревянные строения обители, которые были разобраны и увезены.

Запустел этот святой уголок Астраханского края. О прежде бывшей здесь обители какое-то время напоминал деревянный сруб с крестом, поставленный на месте разобранного алтаря храма. Долгое время сохранялся виноградный сад, сдаваемый в аренду Покрово-Болдинским монастырём различным хозяевам. Но и этот сад в середине XIX века был отчуждён у монастыря городским обществом, которое стало сдавать эти земли под пристани и склады местным рыбопромышленникам. Сад без надлежащего ухода постепенно погибал, и местные садоводы, в память о святом месте, кустик по кустику, чтобы виноградник не погиб от зимней стужи, разобрали его по своим садам. К началу XX века только небольшой участок земли, где находились монастырские строения и располагалось монастырское кладбище, был благоговейно огорожен забором и не использовался местными рыбопромышленниками в память об их погребённых здесь предках.

В это время некоторые астраханские деятели стали высказывать идею об увековечении памяти древнего Воскресенско-Болдинского монастыря каким-либо памятником. Например, предлагалось построить на стрелке Волги и Большой Болды маяк, увенчанный крестом. Но дальше разговоров дело не пошло. Назначенный в 1905 году новый настоятель Покрово-Болдинского монастыря архимандрит Митрофан (Землянский) повёл дело другим образом. Мысль об увековечении памяти Воскресенско-Болдинского монастыря тоже не давала ему покоя. Помогли ему в этом содержатели рыбных промыслов на Болдинском острове, где некогда располагались сенные покосы Воскресенской пустыни и который продолжал оставаться в собственности Покрово-Болдинского монастыря. В октябре 1905 года рыбопромышленники предложили устроить на острове молитвенный дом с книгохранилищем, чтобы промысловые рабочие могли в молитве и душеполезном чтении свято и мирно проводить праздники. Архимандрит Митрофан поддержал это предложение, а Астраханский епископ Георгий (Орлов) нашел весьма желательным осуществление этого боголюбезного намерения. В строительстве молитвенного дома, кроме настоятеля Покрово-Болдинского монастыря с его братией, принимали самое деятельное участие рыбопромышленники: И. Рукавишников, Солдатов, Матвеев, Жилин и другие. 3 сентября 1906 года архимандритом Митрофаном был заложен молитвенный дом, который предполагалось освятить в честь Святых Апостолов Петра и Павла, из которых первый был рыбаком, а второй «ловцом человеков», почему они и почитались местными жителями, в большинстве своём рыбаками, как свои покровители.

В ходе строительства уже фактически выстроенный молитвенный дом решено было обратить в храм. Освящёние его было приурочено к 200-летней годовщине основания Воскресенско-Бодинского монастыря в 1708 году (эта дата считалась официальной). 20 января 1908 года в торжественной обстановке новосооружённый храм был освящён епископом Георгием, в сослужении архимандрита Митрофана и братии монастыря. К юбилейной дате возле храма были открыты: народное училище для воспитания и обучения детей поселян на строго религиозной и патриотической почве и библиотека для выдачи на дом книг жителям рыбных промыслов. Малые колокола для храма были подарены Ф.Н. Лебедевым, а 26 октября 1914 года был освящён и поднят на колокольню большой колокол весом в 180 пудов 36 футов.

Храм был построен каменный, небольшой, в древнерусском стиле, с двухъярусной колокольнею в одной связи. Внутри он был благолепно украшен благодаря старанию архимандрита Митрофана и жертвователей. В память древней Воскресенской обители была написана запрестольная икона «Уверения Фо-мы» – точная копия с древнего монастырского образа. Из Покрово-Болдинского монастыря в новопо-строенный храм была передана часть икон бывшей Воскресенской пустыни и часть церковной утвари. Особенно замечательна была икона, называемая «Чудесный лов рыбы» (изображавшая Евангельский сюжет), где, между прочим, были изображены рыбы астраханских пород. Передан был в Петропавловский храм и крест-мощевик со вложенными в него частицами мощей святых: Иоанна Предтечи, святителя Иоанна Златоуста, Никифора Цареградского, Василия Амасийского, мучеников Ореста и Андрея Стратилата, благоверного князя Константина Муромского, Преподобного Григория Иконописца и Преподобного Евфимия. Этот крест был пожертвован некогда в Воскресенскую пустынь «ядным рыбником» Иваном Матвеевичем Деревенским.

После закрытия в конце 1919 года Покрово-Болдинского монастыря Петропавловский храм продолжал действовать, но не как монастырское подворье, а как приходской храм. Жители болдинских пристаней организовали церковно-приходскую общину, которая приняла в своё ведение церковное имущество не только Петропавловского храма, но и храмов упразднённого Покрово-Болдинского монастыря. В 1923 году Петропавловский храм перешёл в ведение обновленцев, но они пользовались им только до начала 30-х годов, когда храм снова вернулся к православным. В конце 30-х годов, по свидетельству очевидцев, храм был закрыт. Уничтожено было всё внутреннее убранство церкви.

28 апреля 1945 года благодаря стараниям Астраханского архиепископа Филиппа (Ставицкого) храм был возвращён Православной Церкви. Внутри его был установлен временный одноярусный иконостас, без всяких украшений. В 50-х годах для храма была изготовлена изумительной работы деревянная резная гробница под плащаницу и такой же резьбой-сенью над нею. Этим же мастером были вырезаны и деревянные киоты для икон Священномученика Иосифа, митрополита Астраханского, и Преподобного Серафима Саровского. В 90-х годах благодаря старанию настоятеля протоиерея Владимира Кренчина для храма был изготовлен хорошей работы резной, позолоченный, трёхъярусный иконостас с иконами академического письма.

Обновился и внешний вид храма, сияющего теперь позолотой своих крестов на всё окружающее пространство восточных астраханских окраин.

Добавить фото Редактировать страницу