Сайт - Оф. сайт Астраханско-Енотаевская Епархия.
Петропавловская церковь.
Астрахань город.

Храм располагался рядом с городской тюрьмой на Петропавловской площади. История его связана с появлением в Астрахани стрелецких слобод. В 30-х годах XVII века, когда при царе Михаиле Фёдоровиче были воздвигнуты каменные стены Белого города, сюда, по свидетельству голштинского путешественника Адама Олеария, переселили на постоянное жительство несколько стрелецких полков, отчего и сам Белый город, по его словам, стали называть Стрелецким. Стрельцы были расселены в восточной и южной части Белого города, но вскоре место здесь для них стало не хватать. По этой причине стрельцов стали селить к югу от Белого города, где они образовали несколько слобод. Место это, доселе не обжитое, стало впоследствии частью Земляного города. А пока на его будущей территории, кроме стрелецких слобод, существовали ещё две монастырских слободки – на западной и восточной окраинах. Стрелецкие слободы жались к стенам Белого города, занимая пространство от Житного двора до Вознесенских ворот, и не имели возможности распространится далее на юг из-за поджимавших их здесь солончаков– места безжизненного и унылого. За солончаками также негде было расположиться. К юго-западу от них с давних времён сложилась татарская слобода, обнесённая особой оградою. К ней позже стали пристраиваться Агрыжанский, Бухарский и Гилянский дворы, заселённые выходцами из Персии и Средней Азии. Они расположились к югу от солончаков, на западной части бугра, позже получившего наименование Симбирского. Упирались эти иноземные слободы к болотцу по имени Бакалда (или Окалда), которое через различные ерики соединялось с речками Кутум и Царев, впадавшими в Волгу. Земляной город, включавший в себя: стрелецкие, монастырские, иноземные, а также татарскую и появившуюся ближе к концу XVII века армянскую слободы, сложился окончательно во второй половине XVII столетия, обнесён он был земляным валом, который и служил единственной его защитой. Во время нападения врагов все слободы Земляного города сжигались, а позже выстраивались заново.

Появившиеся в середине XVII века стрелецкие слободы получили своё наименование по имени стрелецких полковников: Змиева, Шепилова и Сьянова и устраивались постепенно. Первой из их числа была устроена слобода Сьянова, существовавшая уже в 40-х годах семнадцатого столетия. Она была самой западной и располагалась между Житным двором и Мочаговскими воротами Белого города. Здесь же в 40-х годах возникает и первая приходская церковь в Земляном городе, носившая наименование в честь Богоявления. Упоминание об этом храме имеется уже в 1648 году, о чём свидетельствовала надпись на Евангелии, подаренном царём Алексеем Михайловичем. Эта Богоявленская церковь существовала ещё в 1671 году. Но позже, видимо, сгорела или обветшала от времени, потому что в 1697 году мы находим на её месте деревянную Петропавловскую церковь. О связи этих храмов говорило, прежде всего, древнее Евангелие, подаренное царём Алексеем Михайловичем в церковь Богоявления, которое позже оказалось в Петропавловском храме и хранилось здесь очень бережно. О причине названия церкви в Сьяновой слободе в честь Святых Апостолов Петра и Павла можно судить по тому, что построена она была в начале царствования царя Петра Алексеевича, наречённого в честь Первоверховного Апостола Петра.

Первоначально Петропавловский храм стоял в слободе Сияновой у Мочаговских ворот. К 1723 году первый деревянный храм сильно обветшал и церковный староста Михаил Иванович Сербин на свои средства начал строить другой, тоже деревянный. К 1730 году строительство храма было завершено, и он в июле этого года был освящён архимандритом Спасского монастыря Иларионом, вместе с приделом. К середине XVIII века около Адмиралтейства была образована небольшая слобода, около 150 дворов, куда поселили разных чинов служителей «Астраханской конторы над портом» вместе с семействами. В 1749 году представители этой конторы обратились к епископу Илариону с просьбой старую деревянную Петропавловскую церковь, которая по ветхости своей предназначалась в ломку, перенести в новообразовавшуюся слободу. Владыка благословил это дело, и церковь, разобрав, перенесли на запад, где она продолжала стоять все оставшееся время. Храм украсила новая деревянная колокольня, а также к трапезе его, с южной стороны, была пристроена придельная церковь в честь Святого Апостола Андрея Первозванного, покровителя русских моряков. Перенесённая церковь была стара и ветха, отчего в скором времени потребовалось её подновление. 30 октября 1763 года епископ Астраханский Мефодий выдал «морского флота капитану над флотом» Илье Токмачёву грамоту, благословив ему сбор средств на «возобновление здесь, в Астрахани, церкви во имя Апостолов Петра и Павла канастаса (иконостаса) и на покрытие оной вновь крыши досками».

10 августа 1808 года прихожане храма просили у астраханского архиепископа Гаия (Токаова) разрешение на построение новой каменной Петропавловской церкви. 29 августа 1809 года архиепископом Гаием была произведена закладка нового храма. Строился он на пожертвования прихожан, а также на средства астраханского купца Алексея Ивановича Колпакова, пожертвовавшего на строительство 40 500 рублей. Сам Алексей Иванович в том же 1809 году скончался, а продолжил начатое им дело его сын Иван по духовному завещанию своего родителя. Закончено было строительство в 1814 году, и 29 июня церковь была освящёна архиепископом Гаием. К храму были пристроены два придела: правый в честь Апостола Андрея Первозванного, освящённый ректором семинарии и архимандритом Спасского монастыря Дионисием 30 ноября 1814 года, и левый в честь Святителя Алексия, митрополита Московского, небесного покровителя купца Алексея Колпакова, освящённый 19 февраля 1815 года ключарём Кафедрального собора протоиереем Кириллом Васильевым.

К середине ХIХ века по увеличении числа прихожан Петропавловская церковь стала для них маловместительна. В 1867 году по прошению причта церкви из Астраханской Духовной Консистории выдана была ему книга для сбора пожертвований на расширение храма. Многие астраханские благотворители откликнулись на это доброе начинание и внесли свои посильные пожертвования. В августе 1867 года начались строительные работы. Боковые приделы были вынесены из трапезы и поставлены на один уровень с главным алтарём. Трапеза расширена, купола и крыша храма были покрыты железом и покрашены. На трапезе также вместо черепичной была устроена железная крыша, кресты на церкви и на колокольне были переделаны и позлащены. Кроме работ в самом храме, была устроена ограда вокруг церкви из нового кирпича, и на ней установлены чугунные решетки и чугунные ворота. Восстановленные боковые приделы были заново освящёны: в честь Андрея Первозванного 16 июня 1868 года архиепископом Афанасием (Дроздовым), а в честь Святителя Алексия Московского – 15 июня 1869 года ректором семинарии архимандритом Александром.

ВНЕШНИЙ И ВНУТРЕННИЙ ВИД ХРАМА
Петропавловский храм построен в чисто классическом стиле с трёхъярусной колокольнею в одной связи. Центральную часть храма венчал мощный купол. По своим архитектурным параметрам эта церковь походила на сохранившийся до настоящего времени храм Иоанна Златоуста. Эти два храма имели достаточно схожий вид: только храм Иоанна Златоуста в трапезной своей части был значительно расширен, а у Петропавловского храма трапеза оставалась в прежнем объёме. С севера и юга центральной части Петропавловского храма располагались два боковых придела, оформленных в виде классических портиков. Несколько иной, отличный от остальной части храма, вид имела колокольня. Она ещё сохраняла определённые классические черты, особенно её второй ярус, оформленный со всех четырёх сторон в виде псевдопортиков, но закруглённая форма пристроенного позже третьего яруса придавала ей некоторое своеобразие. По своему виду эта колокольня очень походила на вторую соборную колокольню.

Трёхъярусный резной деревянный иконостас, вызолоченный на полимент, представлял собою главное украшение храма. Изготовлен он был Астраханской Ильинской церкви священником Иларионом Ивановым и установлен незадолго до освящёния храма в 1814 году. Иконы для него писали: астраханские мещане Василий Никитин, Василий Фёдорович Жуков, купеческий сын Назар Петрович Жуков и священник Михаило-Архангельской церкви Василий Андреев. Этими же мастерами совершена была и роспись храма. Новые трёхъярусные иконостасы для придельных храмов были изготовлены в 1842 и 1844 годах на средства купца Ивана Хлебникова и чиновников Петра и Гаврила Кузьминых. После перенесения приделов в августе 1867 года вместе с ними были перенесены и иконостасы.

СВЯТЫНИ ХРАМА
1) Уже упоминаемое нами Евангелие 1648 года в бархатном красном переплёте, на верхней доске с серебряным распятием и серебряными изображениями четырёх евангелистов по углам. На Евангелии надпись: «Февраля 3 дня Государь, Царь и Великий князь Алексей Михайлович всея Руси пожаловал сию книгу – Евангелие в Астрахань в церковь Богоявления Господня, что в стрелецкой слободе Иванова приказа Баскакова, а надписал сию книгу Казанского дворца подьячий Трифон Щелоков».

2) Древний восьмиконечный серебряный крест 1636 года с надписью: «Сей крест дали вкладу святых апостолов Петра и Павла, что за Москвою-рекою за Калужские ворота стрельцов пятьсот человек по своих родителех».

3) Две иконы: Божией Матери «Достойно есть» и великомученика Пантелеймона-исцелителя, написанные на святой горе Афон в Русском Пантелеймонове монастыре в 1872 году, на средства ктитора церкви В.Г. Соколова.

После революционных событий 1917 года церковь долго действовала под юрисдикцией Православной Церкви, несмотря на неоднократные попытки обновленцев захватить её. Им удалось это сделать только в 1930 году после ареста Астраханского епископа Филиппа (Ставицкого). В 1934 году советские власти окончательно закрыли храм, а вскоре сломали. Вот как описывает историю уничтожения Петропавловского храма А.И. Кузнецов:

«Небезынтересно вспомнить судьбу церкви Петра и Павла. Целый год она стояла взаперти. Однажды ко мне, как к консультанту Госрыбтреста, обратился директор Пролетарского рыбзавода с просьбой поставить визу на договоре. Договор заключался между Горкоммунхозом и рыбзаводом на продажу на слом церкви Петра и Павла (рыбзаводу понадобилась щебёнка и кирпичи). Я постыдил директора: неужели ради щебня нужно ломать старинную прекрасную церковь? Визу на договор я не поставил. Конечно, обошлись и без меня, но на службе стали именовать меня «церковник». Очень скоро церковь сломали, но кирпич и щебень несколько лет лежали неубранными».

Добавить фото Редактировать страницу