Во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца храм.
Брисбен.

Первый русский православный священник в Брисбене, о. Александр Шабашев (1881-1956) прибыл с группой русских беженцев в 1923 году. Усилиями священника и понемногу пополнявшегося русского населения города был учрежден приход и, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, 14 октября 1925 года, начались регулярные богослужения в храме Св. Фомы (South Brisbane), предоставленном англиканским Архиепископом Брисбенским для нужд русских православных христиан. Но желание наших соотечественников поставить приходскую жизнь на более солидную ногу было настолько сильно, что не прошло и года, как был куплен участок на Vulture Street, Woolloongabba, с домиком, который был переоборудован в храм. Освящение этого первого русского православного храма в Австралии было совершено отцом Александром Шабашевым в сослужении с отцом Адрианом Турчинским (1883-1928) 15 августа 1926 года.

Храм был освящен в честь Святителя Николая. Обо всем этом было написано ранее. Почти сразу же было ясно прихожанам и настоятелю, что домик, переделанный в храм - недолговечный, несмотря на проведенные починки. Как писал Первый храм Св. Николая (1926-1936 гг.) корреспондент брисбенской газеты The Telegraph в статье о постройке нового храма: Община была удовлетворена в своих духовных нуждах [...], но маленькое ветхое здание им не нравилось; они искали зодческой теплоты старой России. Когда они преклоняли головы в молитве, они постоянно вспоминали любимые храмы своего отечества и им становилось грустно. Так, довольно образно, описаны настроения прихожан Св.-Николаевского храма. Как писал А. Гзель в своем журнале Чужбина, еще до отъезда о. А. Шабашева в 1929 году, возник проэкт [...] постройки нового здания с таким расчетом, чтобы первый этаж здания вмещал зал и библиотеку, а второй был отведен исключительно под церковь, окруженную со всех сторон верандой и украшенную небольшой колокольней. [...] Проэкт двухэтажного здания имеет много преимуществ. Такое здание будет импозантнее выглядеть, доминируя над местностью, застроенной небольшими коттеджами; главное же - оно обойдется в постройке значительно дешевле, чем постройка двух отдельных зданий, да при том и на разных участках. Однако, этот проэкт был воспринят отрицательно. Совмещать храм и зал (где могли проводиться собрания увеселительного характера) в одном здании сочли весьма неуместным и план был решительно отвергнут. На некоторое время планы строить новый храм были поневоле отложены из-за неурядиц в приходской жизни: о. А. Шабашев уехал заграницу; нового священника, выписанного группой прихожан из Харбина, о. архимандрита Мефодия (Шлемина) (1872-1954), приход оказался не в состоянии содержать, и он в последствии уехал в Сидней.

22 июля 1933 года настоятелем Св.-Николаевского храма был назначен о. Валентин Антоньев, хотя он проводил в нем богослужения уже с 1932 года, после отъезда о. Мефодия. Протоиерей Валентин Андреевич Антоньев (1878-1962), выпускник Казанской Духовной академии, был военным священником и служил в городе Спасске Приморской области. Во время Первой Мировой войны, будучи на германском фронте, он был ранен два раза и награжден знаками отличия за храбрость, включая право ношения наперсного креста на георгиевской ленте; когда он был на лечении в Царскосельском госпитале после первого ранения, сам Государь Император возложил на него орден Св. Анны II степени, о чем о. Валентин вспоминал неоднократно и всегда с большим волнением. Во время гражданской войны он состоял священником в Белой Армии Сибири. О. Валентин прибыл в Австралию 19 ноября 1923 года, высадившись с парохода St. Albans в Таунсвилле; свою семью - жену и четырех детей - он выписал через год. Здесь он работал на железной дороге, позднее - на угольных копях в Mt. Mulligan (в 165 км к западу от Кэрнса) и даже кочегаром на пароходе Canberra. Когда освободился пост настоятеля в Брисбене, он и был назначен.

К концу 1929 года приходу предстояло погасить задолженность за участок в размере 150 фунтов (выплачено уже было более 300 фунтов) [3]. Ко времени назначения о. Валентина долг был полностью погашении начались сборы на постройку нового храма. 31 января 1933 года, на общем собрании прихожан было решено строить новый храм [2]. Был назначен Строительный комитет под председательством Григория Сергеевича Мехоношина в составе: старого прихожанина Григория Петровича Павленко (1872-1959), инженера Владимира Викторовича Слюсаренко (1888-1969), Надежды Александровны Дригиной (1900-1975) и Зинаиды Павловны Смыковой (1891-1954). Церковным старостой в то время был Евгений Васильевич Николаевский (1889-1964), в прошлом - юрист; он был одним из вдохновителей этого проэкта, вместе в о. Валентином. Было подано два проэкта. Один разработал В. В. Слюсаренко, но его сочли слишком дорогостоящим. Другой проэкт был подан на рассмотрение Г.С. Мехоношиным: этот проэкт и был принят. Стоимость его осуществления оценивалась в 1000 фунтов. Как писал корреспондент брисбенского Телеграфа: Итак, уверенный, что осуществить свои надежды займет от пяти до десяти лет, каждый член общины отдавал все свои силы для достижения цели. Люди с деньгами щедро жертвовали их; другие, менее обеспеченные, также щедро отдавали свои физические силы. Читались доклады, давались концерты [для сбора средств] и при замечательной общественной поддержке строительный фонд начал расти . С разрешения властей была устроена лоттерея, давшая значительный вклад в строительный фонд -500 фунтов. В сборе средств участвовали не только русские брисбенцы: в то время русские жили во многих городах штата Квинсленд и они считались такими же членами русской православной общины, как и жители столицы.

В каждом провинциальном городке, где было значительное русское население, были учреждены местные церковные общины, приписанные к Св.-Николаевскому храму в Брисбене. Эти центры русского поселения посещал брисбенский священник для проведения богослужений и исполнения треб. Провинциальные общины возглавляли "помощники церковного старосты". В Кордальбе этот пост занимал Ефим Яковлевич Кораблев (1894-1971); в Тангуле - Владимир Михайлович Якимов (1903-1971); в Талли - Михаил Васильевич Букасев (1898-1977); в Маунт-Айзе -Димитрий Константинович Анисимов (1896-1961), состоявший псаломщиком брисбенского храма, но временно уехавший на работу в этот горно-промышленный город на севере штата. Изо всех этих местностей поступали средства в строительный фонд. Таким образом, постройка нового храма была делом русских людей, проживающих по всему Квинсленду. Проэкт Г. С. Мехоношина был передан архитекторам Cavanagh & Cavanagh, которые разработали его по всем правилам. К началу осуществления этого проэкта было собрано 700 фунтов; остальные 300 ф. были взяты взаймы, причем десять членов прихода подписались гарантами этого займа.

В 1935 году можно было уже приступить к постройке храма. Старый домик, в котором была размещена церковь, был поднят и перенесен в заднюю часть участка. Первый камень нового церковного здания был заложен старейшим прихожанином Титом Александровичем Головизниным (1861-1943). Освящение закладки совершил о. Валентин Антоньев в сослужении с греческим священником о. Фомой Папаианопулос. Пока новый храм строился, о. Валентин продолжал совершать богослужения в старом храме. Стены нового храма были возведены довольно быстро: строитель Робинсон работал на совесть. Но когда дошло дело до колокольни и куполов - возникли проблемы: подрядчики - австралийцы не имели понятия, как приступить к такому сооружению. Их выручил Т.А. Головизнин, который в прошлом, еще в России, рабо-тал строителем. Однако, по-английски он объяснялся с большим трудом, и работа по возведению куполов приостановилась на два-три месяца, пока не был найден работник - Т. Губарев, водопроводчик, - который мог бы понять указания Т.А. Головизнина и перевести их австралийцам. Несмотря на преклонный возраст, сам Т.А. залезал на крышу строящегося храма, чтобы руководить сооружением колокольни и куполов. На последнем этапе этой работы, он своими руками прикрепил крест на верхушке купола. В середине ноября 1935 года корреспондент Телеграфа сообщал своим читателям, что стены и крыша с куполами уже готовы и постройка храма будет завершена "через несколько недель". На общем собрании прихожан в 1933 году было выражено предположение, что постройка храма займет не менее пяти лет, а, может быть, и десять; в этом, вероятно, играла большую роль неуверенность в финансовых способностях общины. В действительности же, храм был возведен за один год. После завершения постройки здания началась отделка храма внутри. Проэкт иконостаса был составлен Г. С. Мехоношиным и осуществлен Василием Ефимовичем Моржановым (1883-1966), членом приходского совета, бывшим старостой, и владельцем столярной фабрики. Иконы для иконостаса были написаны талантливыми художниками Яковом Петровичем Бобровым (1893-1972) и Борисом Евтихиевичем Мураренко (1909-60). Лидия Николаевна Турчинская (1885-1958), вдова священника, пожертвовала несколько ценных икон и прекрасное пани-Интерьер нового храма. Фотография 1950-х годов кадило для центра храма. Все прихожане в той или иной мере жертвовали на благоукрашение нового храма. Уже немолодой Михаил Петрович Закржевский (1879-1961) своими руками построил новый каменный забор перед церковью; материалы были куплены на пожертвования Александра Бардина, в то время жившего уже много лет на своей ферме в Wallumbilla (близ города Roma в центральном Квинсленде) [5: стр. 16-17]. Как только храм был готов для проведения богослужений о. Валентин освятил его малым освящением. Большое освящение совершил греческий архиепископ Тимофей (Евангелинидис) 4 октября 1936 года; частица мощей Святых Сорока Мучеников Севастийских была заложена под престол. Храм Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в Брисбене был первым специально построенным русским православным храмом в Австралии.
Посвященный любимому всеми русскими людьми святому, он также был возведен в память мученически убиенных Императора Николая II и Его Семьи. Позднее, в 1951 году, трудами верноподданных казаков города Брисбена в храме был установлен красивый киот-памятник убиенному Императору с образом Св. Николая, царским вензелем, украшенным георгиевской лентой и надписью. Подвиг храмостроительства, предпринятый о. Валентином Антоньевым и русской православной общиной Квинсленда, был признан высшей церковной властью - зарубежным Синодом Русской Православной Церкви во главе с Блаженнейшим Митрополитом Антонием (Храповицким). В своей благословенной грамате, данной в Сремских Карловцах 28 февраля 1936 года, Владыка Антоний благодарит всех (перечисляя их поименно), принявших участие в богоугодном деле храмостроительства и призывает на них Божие благословение. Кроме упомянутых уже настоятеля о. В. Ан-тоньева, старосты Е.В. Николаевского и его помощников Е.Я. Кораблева, В.М. Якимова, М.В. Букасева и Д.К. Анисимова, членов строительного комитета Г. С. Мехоношина, В. В. Слюсаренко, Г.П. Павленко, Н.А. Дригиной и З.П. Смыковой, "безмездных иконописцев" Б.Е. Мураренко и Я.П. Боброва, он благодарит членов приходского совета "настоящего и прежнего состава": Т.А. Головизнина, В. Е. Моржанова, полковника Александра Алексеевича Долотова (1872-1951), Петра Макаровича Смыкова (1888-1968), Александра Павловича Шевцова (1897-1971), Петра Александровича Жигалина (1899-1989), Ивана Минича Пастухова (1888-1952), доктора Константина .Ильича Дригина (1888-1942), предпринимателя Василия Прокопьевича Нагих (1901-1992); псаломщика Ивана Павловича Рождественского, сестру Т. А. Головизнина Дарию Александровну Степанову (1851-1937) и Димитрия Павловича Слинко (1897-1976), жившего в Тангуле [8] [15]. Высоко оценивая заслуги этих лиц. Митрополит Антоний воспринимал возведение нового храма в далекой от европейских центров Австралии, как признак силы русского духа и веры: "Русские люди, из своего отечества. Святой Руси, изгнанные безбожной властью, сохранили, милостью Божией, свои русские православные души и сердца. Господу Богу, Живому и Единому, [...] православно поклоняясь, они воздвигли в Австралии, в городе Брисбене, храм в честь Святителя Николая Чудотворца, в немже славят Господа Бога [...] Храм сей жертвенной любовию воздвиг нут ими в память мученически убиенной, христианской и боголюбезной Семьи Царя-Мученика Николая Второго. В ознаменование сего дела веры и любви к Церкви Христовой, Архиерейский Синод Русской Православной Церкви заграницей, выражая радостные чувства всех верных сынов Церкви Русской, по всему миру в рассеянии сущих, благодарит храмоздателей и всех потрудившихся в этом святом деле во главе с протоиереем Валентином Антонъевым, собравшим свою паству воедино и воодушевившим ее на доброе дело храмоздательства [...]". Суждения Блаженнейшего Антония о заслугах настоятеля и прихожан Св.-Николаевского храма несомненно справедливы и заслуженны.

Храм. возведенный в достоинство кафедрального собора после войны, расширенный в начале 1960-х годов и отремонтированный в 1990-х, стоит и в наше время, как живой свидетель жертвенного подвига, благочестивого труда, боголюбия и веры в будущее русских православных людей, занесенных далеко за пределы своего горячо любимого отечества в жаркий, но гостеприимный Брисбен.

Текст nature.web.ru

Добавить фото Редактировать страницу