Пророка Илии храм.
Хельсинки.

До 1809 православных жителей Гельсингфорса погребали на лютеранском кладбище в центре города. После присоединения Финляндии к России православным был отведен отдельный участок на морском побережье близ города. На этом кладбище, у входа, была построена деревянная часовня, которую в 1852 заменили каменной, существующей и доныне. Ее проект, посланный в Петербург, там переделала дав фасаду более благовидности. Сейчас в часовне поставлен иконостас и служатся литургии.
Участок был отведен по требованию командира и военного губерна" тора Свеаборга для погребения православных Свеаборгской крепости. До 1831 кладбище находилось в ведении военного губернатора, но на нем могли хоронить и православных жителей города, затем его передали православной Свято-Троицкой общине.

На кладбище нашли себе упокоение военные губернаторы Свеаборга: Н.А. Бодиско и Р. фон Шельтинг и многие другие воинские лица. Здесь находятся могилы строителей и благотворителей прихода, крупных купцов - д.с.с. Я. Чернышева, к.с. Е. Ушакова, Ф. Киселева, Н. и П. Синебрюховых, фрейлины А.А. Вырубовой (урожд. Танеевой), подруги последней Императрицы, сына К. Фаберже - А. Фабберже, сына И. Репина - художника Юрия Репина, писателя Тито Коллиандера, а также вице-адмирала А. Непенина, командующего Балтийским флотом, убитого в 1917 взбунтовавшимися матросами в Гельсингфорсе.

По традиции, отпевания совершались в Свято-Троицком храме или в Успенском соборе, после чего похоронная процессия через весь город пешком направлялась на кладбище. Так как со временем погребальные шествия стали мешать городскому транспорту, то храм на кладбище сделался крайне необходимым. В начале XX века начался сбор пожертвований на постройку, и в 1916 местная консистория дала на нее разрешение, но большевистская революция почти на сорок лет отодвинула исполнение этого замысла.

После Второй мировой войны православный приход в Хельсинки увеличился вдвое за счет многочисленных переселенцев из восточных областей, отнятых у Финляндии. 1 июня 1949 приходской совет постановил приступить к постройке кладбищенского храма. Была создана строительная комиссия под председательством прот. Владимира Богоявленского, в которую вошел архитектор И.Н. Кудрявцев, автор проекта. Позднее Богоявленский по состоянию здоровья отказался от работы в комиссии, и ее новым председателем стал настоятель о. Михаил Касанко.
Кудрявцев безвозмездно составил два эскиза: один в классическом, второй в неорусском стиле или, как он говорил, в стиле каменных церквей русского Севера. Строительная комиссия остановилась на втором варианте. Место для нового однокупольного храма со звонницей выбрали в северо-западном углу кладбища, наиболее защищенном городского шума, где из-за скального грунта нельзя было хоронить. Осуществление проекта было связано с трудностями, которые поначалу казались неодолимыми. Шли тяжелые послевоенные годы. Средств на строительство не было. Восстановительные работы в стране привели к дефициту стройматериалов и их строгому нормированию. В то же время храм на кладбище был очень нужен. В воскресные дни здесь хоронили до десяти покойников, а гробы, прибывавшие в течение недели, за отсутствием места оставляли под открытым небом, покрывая брезентом.

Благодаря крупным пожертвованиям предусмотренная сметой сумма была в конце концов собрана. Удалось также приобрести кирпич, полученный от разборки поврежденных зданий, и некоторые другие материалы. В 1951 было дано разрешение на строительные работы, которые возглавил техник-строитель Б. Пауламо. Надзор за строительством члены комиссии выполняли безвозмездно. 2 сентября 1951 епископ Гельсингфорсский Александр, совместно с духовенством прихода, торжественно заложил храм. К лету 1953 здание вчерне было готово и 15 июля было освящено малым освящением. Внутренняя отделка осталась незавершенной, - из-за недостатка средств ее пришлось отложить. Несмотря на это, в церкви сразу начались отпевания.

Белый оштукатуренный храм возведен в новгородском стиле, поэтому во внутренней отделке требовалось сохранить тот же стиль и высокий художественный уровень. В 1955 было принято решение сделать двухъярусный дубовый иконостас, который вырезал И. В. Репин в мастерской И. Хейнцмана по эскизу автора храма. В Париже в обществе Икона заказали образа Г. В. Морозову и кжн. Е. С Львовой. Кроме икон в Париже были также написаны: запрестольный образ Нерукотворного Спаса, Взятие на небо пророка Илии, Успение Пресвятой Богородицы, Распятие с предстоящими и хоругви. Паникадило взяли из снесенной часовни-памятника, стоявшей около Успенского собора. К лету 1958 работы по внутреннему убранству закончились. Хранившиеся на складе прихода пять колоколов подняли на звонницу, после чего храм был готов к торжественному освящению, которое 28 сентября 1958 совершил Преосвященный Александр в сослужении приходского клира.
Благодаря ценным вкладам прихожан внутренний облик храма постепенно стал соответствовать внешнему. Особого внимания заслуживают иконы свт. Николая с житием (дар М.А. Фаберже), древний образ Спаса, складень с Владимирской Божьей Матерью (дар Е.А. Буман) и другие. На северной стене помещен киот в форме креста в память русских моряков, погребенных на кладбище, с указанием имен и дат жизни. Снаружи церковь украсили мозаичные иконы, исполненные и пожертвованные финской художницей Инной Коллиандер.

Поскольку храм стоит на склоне, входы в него находятся на разных уровнях. Весь верхний уровень площадью 11 кв.м. занят церковью, из алтаря которой по винтовой лестнице можно спуститься на нижний этаж. Террасы, с южной стороны окружающие здание, связаны меж собой наружной лестницей, которая ведет к звоннице на западном фасаде. Между арками звонницы находятся пять керамических рельефов, сделанных безвозмездно местным скульптором Михаилом Шилкиным. Перед входом стоит бронзовая фигура молящейся старушки работы финского скульптора Нины Сайло.
Кладбищенская церковь принадлежит Гельсингфорскому православному приходу, главным храмом которого является Успенский собор. Причт собора и обслуживает церковь.

Добавить фото Редактировать страницу