Муезерский Троицкий монастырь.
Святителя Николая храм.
Беломорский район, Троица остров.

Поводом для написания этой статьи послужила публикация в № 12 газеты «Правило веры», рассказывающая о путешествии к храму Святителя Николая, что находится на одном из островов многочисленных озер Северной Карелии. Из-за давности происходящих событий автор не смог точно указать названия озера и острова, на котором пять веков назад был построен этот чудесный храм. К счастью, по тем подробностям и по тем впечатлениям, которые автор, раб Божий Аркадий, приводит в своих воспоминаниях, я узнал это место, поскольку был там совсем недавно – в июне 2002 года – и еще свежи воспоминания об этом трудном, но счастливом во всех отношениях путешествии.

Речь идет о храме Николая Чудотворца, построенном в 1605 году на острове Троица посреди таежного озера Муезера. Название озера происходит от слова «муе», как в тех местах называли рыбу ряпушку. Располагается оно в 70 км на запад от г. Беломорска, а ведет сейчас туда неплохая грунтовка, так называемая «технологическая лесовозная дорога», каких было много построено по тайге в 70-е годы для вывозки леса.

Мы с женой и дочкой уже давно собирались на этот остров, прослышав из разных уст рассказы о нем и о красоте этих мест, но их удаленность и отсутствие попутчиков все время отодвигало по времени эту поездку. Поводом для нее в этом году послужило то, что духовного наставника нашей семьи отца Нила благословил на поездку туда архиепископ Петрозаводский и Карельский Мануил. В конце мая стали готовиться к поездке, и вот что удалось узнать про историю этого Святого места.

На острове долгое время существовал монастырь, но Никольский храм не был соборным храмом монастыря. Рядом с ним стоял не сохранившийся до нашего времени Троицкий собор. В «Истории русской церкви» митрополита Макария указывается, что Муезерский мужской монастырь в честь Святой Живоначальной Троицы основан «ранее 1591 года». Основателем монастыря был преподобный Кассиан Муезерский, канонизированный в XVII веке. В небольшой деревянной часовне, расположенной с западной стороны храма у подножия высоченных трехсотлетних елей, под спудом находятся мощи преподобного Кассиана. Над мощами сохранилась деревянная рака, очень простая по форме и очень аскетичная – без лишней в этих местах пышности и декоративного убранства.

Рядом с этой часовней находится еще одна - Спаса Нерукотворного образа, построенная в 1672 году. Часовня была срублена над двумя огромными поклонными крестами высотой около 4 метров с вырезанными на них словами молитвы на церковнославянском языке. К сожалению ни при подготовке этой статьи, ни ранее, при подготовке к путешествию, мне не удалось нигде отыскать жития преподобного Кассиана, но по пути в Карелию Господь посылал нам людей, которые рассказывали известные им факты из жизни преподобного и основанного им монастыря. Первым таким рассказчиком оказался наместник заонежского Муромского монастыря отец Иоанн, который был на острове в 1999 году. Из его рассказа мы узнали, что преподобный Кассиан был пострижеником Соловецкого монастыря и, по преданию, приплыл на Муезеро с Соловков на большой гранитной плите. Запомните, дорогой читатель, этот факт, о нем еще пойдет речь впереди. Показал нам отец Иоанн и свою фотографию, сделанную на этом острове три года назад. Оказалось, что плита, на которой приплыл на остров преподобный Кассиан, находилась у самого основания часовни Спаса Нерукотворного. На фото отца Иоанна это место выделилось большим белым пятном – видимо негатив не выдержал той благодати, которая исходила от этого места, и просто засветился.

Наше путешествие в этот край началась от Благовещенского монастыря Новомучеников и Исповедников Российских в Кеми. За день добрались мы на машине до него из Петербурга, а наш батюшка Нил выехал туда на поезде на неделю раньше, договорился о лодке для поездки на остров и ждал нас в монастыре. Помолившись в Благовещенском храме монастыря у иконы святителя Николая, отправились мы в путь. Немного переживали, нервничали – все-таки места таежные, глухие. К тому же братия монастыря рассказала нам о своих нескольких неудачных поездках туда, в одной из которых зимой они «разморозили» двигатель у машины и сами чуть не замерзли в пути. «Преподобный Кассиан очень бережет это место» - говорили нам в монастыре.

Первые 30 км от поворота с трассы прошли достаточно легко, а потом стали искать те ориентиры, которые дали нам монахи в Кеми. Несколько раз сворачивали не туда: озеро, просека, высокая сосновая роща, вроде все совпадает, а приезжаем не в то место. Возвращаемся на основную дорогу и снова ищем нужный съезд в лес. В результате на эти 70 лесных километров у нас ушло 5 часов езды. Несколько раз забирались на сопки, смотрели в подзорную трубу, мечтая увидеть озеро с островом и деревню на западной его стороне. И вот в 4 часа дня мы наконец-то увидели, а точнее сказать почувствовали, Муезеро и ту лесную отворотку, которая нас приведет на самый его берег.

Надо сказать, что Господь не оставлял нас ни на минуту в этот день. Видимо очень сильно молились за нас наши друзья, знающие об этой поездке и друзья отца Нила в Муромском монастыре на Онеге и в Зеленецком монастыре под Волховом. Когда от жары и усталости мы были уже почти близки к отчаянию, Господь послал нам лесовоз с водителем, который ехал как раз в деревню Ушково на Муезере. Вез он туда продукты для родственников, а нам рассказал где, по его мнению, примерно сворачивать к острову. К сожалению, за лесовозом с его почти метровыми колесами нам было не угнаться, водитель его торопился, и мы снова остались один на один с дорогой.

Но при встрече с ним мы узнали еще один эпизод, связанный с историей этого монастыря, к сожалению, не лучший. В 1976 году храм Николая Чудотворца реставрировали: меняли несколько балок, потолок, венцы в трапезной. Жили реставраторы в часовне Спаса Нерукотворного, сильно пили. У основания этой часовни, как мы помним, лежала гранитная плита преподобного Кассиана. Реставраторы выпрямляли на плите гвозди, что–то рубили, а потом разожги на ней сильный костер, от которого плита раскололась на несколько частей. В эту же ночь несколько из них сошли с ума. Со слов водителя, они ночью приплыли в деревню «с выпученными глазами, махали руками и с жутким страхом куда ушли». Но все дело в том, что вместе с этими горереставраторми исчез и один кусок плиты, на котором был отпечаток стопы, видимо, преподобного Кассиана. Хотя водитель уверял нас, что Ангела. Этот же рассказ мы услышали позже от постоянно живущего в Ушково рыбака Ивана.

Но вот съезд к озеру был найден, резиновая лодка накачена и можно было отправляться на остров, до которого от берега было около километра. С лодкой, надо сказать, нам не повезло. Крепкая на вид, она вдруг начала резко спускать по шву посреди озера, приходилось постоянно ее подкачивать, а за время нашего пребывания на острове она почти совсем спустила. Поскольку нас была четверо, то пришлось делать на остров два рейса: в первый рейс перевез дочку и отца Нила, потом вернулся за супругой. Пока мы плавали, они уже нашли храм и часовни и призывно махали с берега.

Первое, что поразило на острове – это необычная тишина. Пока собирались, пока плыли, везде был неуловимый шум тайги: голоса птиц, зверей, шум листвы, гул ветра. Здесь же не было просто ни звука. Абсолютная тишина. Мы причалили к месту на острове, от которого начинается кладбище.

Кладбище здесь то же не совсем обычное. Старообрядческое. На могилах вместо православных крестов стояли так называемые кресты-колубцы: резные столбики с двускатной кровелькой, под которой старообрядцы обычно устанавливали медную иконку с изображением того святого, который был покровителем умершего человека. Самое раннее захоронение, которое мы смогли найти – 1859 год. Самое позднее было этого года – умерла бабушка из деревни Ушково. К сожалению, под кровельку вместо иконы теперь, не понимая сути, прикрепили фотографию.

Часовенка с мощами преподобного Кассиана оказалась совсем крохотной и совсем простой – обычный сруб размером три на три метра под двускатной кровлей. Когда готовился к поездке, мне казалось, что будет как-то страшновато – уж больно далеко и пустынно в этих местах. Но страха не было. Было большое чувство благоговения, радости и тишины на душе. Особенно у раки преподобного.

Совсем недалеко в лапнике старых елей притаилась часовенка с поклонными крестами. У самого входа лежал гладкий осколок соловецкой плиты преподобного Кассиана, который и засветил пленку отца Иоанна. Такой же осколок лежал в корнях елей. Зашли в часовню. Поклонные кресты поразили своими размерами. Поверхности, не покрытые резьбой, были окрашены яркими красками – синей, малиновой, золотистой. «Да Воскреснет Бог и разыдятся врази его» - прочитали мы надпись на кресте. Может быть так писали старообрядцы, ведь сейчас мы говорим «расточатся».

Выходим из часовни, нетерпение увидеть Никольский храм торопит нас. Вот и он, совсем рядом стоит на залитой вечерним солнцем поляне. Со всех сторон обступают его высокие березы и ели, тонкие стволы подлеска окружили сруб, словно просятся в храм, хотят зайти под его благословенные своды. Сейчас макушки старого леса стали значительно выше самого храма, поэтому и не стало его видно ни с берега, ни с близлежащих сопок. А ведь раньше он был неплохим ориентиром для таежных охотников и рыболовов. Высокий шатер храма с небольшой главкой-луковкой, крытой осиновым лемехом, высоко в небо возносил деревянный крест, видимый в свое время за много километров.

С запада к храму примыкает довольно большая трапезная, имеющая три небольших окна – два волоковых и одно «красное», т.е. косящатое, с рамой. Видимо храм был холодный, летний, поскольку следов печки видно не было. Стоит он на небольшом откосе, плавно спускающемся к озеру, поэтому со стороны алтаря кажется на много выше и стройнее, чем со стороны трапезной. Полностью сохранилась конструкция без гвоздевой кровли храм – курицы, желоба-потоки, охлупень, прикрывающий стыки теса кровли.

От самого основания алтаря Никольского храма начинается довольно большая поляна, на южной стороне которой, по- видимому, стоял второй храм монастыря - Троицкий, от которого сейчас остались лишь едва заметный фундамент да груда кирпича от печки. Не далеко от его алтаря под высокой березой сохранился старый монастырский колодец, выложенный из огромных гранитных валунов.

Когда волнение от первой встречи с островом улеглось, стали готовится к службе. В часовне преподобного Кассиана отслужили молебен, Несмотря на большой и трудный день молитва лилась легко и свободно, тишина словно обволакивала нас, не давала ни на что отвлекаться. В часовне Спаса Нерукотворного отслужили панихиду, в храме прочитали акафист Николаю Мирликийскому. Все шло своим чином, спокойно и размеренно. После молитвы Святителю Николаю пошли крестным ходом по острову. Было начало июня, до Вознесения еще далеко, поэтому на батюшкин возглас «Христос Воскресе!» мы радостно откликались «Во истину Воскресе!». Окропили храм, часовни Святой водой. Чувство радости и любви переполняло нас, мы были полны сил и энергии, совсем не чувствовалось усталости от прожитого дня.

Но вот уже белая северная ночь окрасила все в светлые сумерки. Шесть часов на острове пролетели не заметно, пора было собираться в обратный путь. И снова два рейса через озеро, 150 км до Кеми, белая ночь, зайцы, бегущие в свете фар по лесной дороге, чувство радости от преодоления себя, своих страхов, радость от молитвы и прикосновения к святыни. При переправе через озеро пошел теплый летний дождь. «Благодать нисходит. Видно помолились хорошо» - решил отец Нил. Вторя ему, со стороны острова подул нам в спину теплый ветер, будто хотел помочь нашему уставшему суденышку быстрее добраться до берега.

22 августа – Собор Соловецких святых, день в который празднуется память преподобного Кассиана. Может быть, спев Величание в этот день, кто-то вспомнит этот мой небольшой рассказ, рассказ раба Божия Аркадия и станет тогда ближе и понятнее ему еще один русский святой - преподобный Кассиан Муезерский.

Отче Кассиане, моли Бога о нас!

http://olegu.narod.ru/karsakov2.html

Добавить фото Редактировать страницу