Сайт - Oф. сайт Митрополичий округ Казахстана.
В честь иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость храм.
Карагандинская область, Абай город, Энгельса улица, 36-а.

Храм расположен в городе Абай карагандинской области. Прежнее название города (до 1961) посёлок Чурубай-Нура. Находится в 30 км. на юго-запад от Караганды и в 8 км. от ЖД станции Карабас, которую называли «воротами Карлага». В 30-40 г.г. на месте нынешнего города располагались многочисленные лагеря – отделения Карлага.

В тяжелые времена господствующей идеологии атеизма жители города не оставались без духовного окормления. Часто приезжал в город преподобный старец Севастиан карагандинский исповедник. Именно им заложен первый камень в основании местной православной общины.

В 1991 году, когда уже стало возможным открытое исповедание веры, православные люди Абая решили реализовать старую мечту об основании в городе собственной церкви. Было проведено собрание, на котором решили просить правящего архиерея об этом и ходатайствовать о названии ее в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Первые богослужения проходили в двухкомнатной квартире, служил обычно приезжавший из Караганды протоиерей Михаил Патрикеев. Тут же крестили, исповедовали, причащали. Сейчас этой квартиры уже нет, как нет и пятиэтажки, в которой она находилась. В августе 1993 года указам архиепископа Алматинского и Семипалатинского Алексия настоятелем прихода был назначен иеромонах Андроник (Соломатин). Перебрались в красный уголок общежития Абайской швейной фабрики. Настоятель развернул кипучую деятельность по подготовке строительства храма. Был разработан проект, который предусматривал строительство не только храма и часовни, но и здания детского приюта, дома престарелых, воскресной школы. К сожалению, попытка внедрения этого проекта в жизнь совпала с самым тяжелым испытанием, которое постигло город. Экономический и социальный кризис буквально стал разрушать город. Из четырех работающих шахт осталась одна, остальные полностью ликвидированы. Некогда знаменитая Абайская швейная фабрика, не выдержав конкуренции с китайскими товарами, обанкротилась и прекратила работу. Народ стал покидать насиженные места, опустели целые кварталы и микрорайоны. Строительство храма заглохло, так и не начавшись. К этому времени стало разрушаться и общежитие, в котором нашел приют православный приход. Пришлось искать новое место, которым стало здание бывшего детского сада «Звездочка», данное приходу в аренду «ТуранАлем банком». Здание ветхое, старое, постройки пятидесятых годов. На втором этаже оборудовали помещение под храм, неутомимые бабушки создали кое-какой уют, жизнь потекла обычным чередом. Зимой из-за плохого отопления все замерзали, даже крестить приходилось батюшке дома. В начале лета 1997 года иеромонах Андроник уехал на новое место службы в Хмельницкую епархию и приход стал вакантным. 9 августа 1997 года диакон Свято-Тихоновского храма г. Сарань Александр Угольков был рукоположен во пресвитеры к Свято-Скорбященскому храму г. Абай и назначен его настоятелем.

Сразу пришлось разрешать главную проблему: где быть храму? Продолжать так и не начатое строительство, невзирая на всеобщую разруху, да еще и при полном отсутствии средств и чьей-либо помощи, было невозможно. Оставаться в здании детского сада, выкупив его у банка, казалось также бессмысленным: во-первых, дорого, во-вторых, здание неудобно и ветхо. И тут, видимо, на помощь опечаленным настоятелю и прихожанам пришла Сама Скорбящих Радость и Утешение. В центре города было приобретено двухэтажное здание также бывшего детского сада, но находящееся в несравненно лучшем состоянии. И в сентябре уже там совершались службы. Служили на втором этаже, и сразу всеми силами стали реконструировать первый этаж, придавая ему канонический вид. Трудностей было немало, вплоть до того, где бы раздобыть хотя бы одну доску или кусок ДВП. Чтобы не мерзнуть создали автономное отопление, благо в Караганде уголь еще есть. Работали с большим энтузиазмом, желая создать, наконец, храм. Помнится, как один дед, едва передвигавший ноги, приходил, чтобы разгибать гвозди: становился где-нибудь в углу, чтобы никому не мешать, и тюкал молотком целый день.

На Рождество 1999 года уже служили в новом храме. Для того, чтобы увеличить высоту потолка, пришлось опустить пол, так что храм получился многоуровневым. Амвон возвышается как тот самый евангельский камень, который он и символизирует («бе бо велий зело»). В общем храм создает благоприятное и теплое ощущение, в нем приятно молится, да и просто постоять помолчать. Видимо, тепло рук и сердец строителей и благоустроителей, а все делали своими руками, передалось ему.

Вместе со стенами строилась и приходская жизнь. Первое, чтобы бросалось в глаза, пришедшему в церковь в том, теперь уже далеком, 1997 году – отсутствие в храме детей (не просто молодых людей, их и сейчас очень мало, а именно детей). Была создана детская воскресная школа. И на Рождество 1998 года, когда раздавали подарки, радостными улыбками сияло уже около двух десятков счастливых физиономий. Сколько их прошло через нашу воскресную школу за шесть лет? Может быть, человек двести, а может и больше. Почему многие уходят? На этот простой вопрос очень трудно ответить. Но те, кто пока остался, из тех девятилетних превратившись, вдруг как-то незаметно повзрослев, в пятнадцатилетних, все же заставляют думать, что все труды педагогов-воспитателей не тщетны. Сейчас помимо обычных уроков по Закону Божию проводятся занятия в театральном, рукодельном кружках, для старших воспитанников – кружок Изучения Священного Писания. Старшие воспитанники поют в хоре, значительно украшая его.

Суеверия, незнание элементарных основ православия приводило к мысли о необходимости проведения катехизаторских бесед. И так как в середине недели все попытки собрать аудиторию ни к чему не приводили, то пришлось беседы проводить сразу после литургии в воскресенье. Прочитать житие, толкование на какой-нибудь отрывок из Священного Писания – на это не требуется много времени, но тут можно услышать ответы на интересующие вопросы, чему-то научиться.

Одним из важных начинаний прихода стало издание газеты «Воскресения день», которая стала газетой, читаемой во всей области. В настоящий момент уже вышло 17 номеров с периодичностью один раз в месяц. Есть ли сейчас проблемы в приходской жизни? Да, конечно, сколько угодно. Во-первых, превалирующее число прихожан (точнее, прихожанок), кому за 60. В Абае есть молодежь, но настроена она на город. Стараются уехать и найти себе место, где угодно, но только не в разрушающемся родном городе, где часто не бывает электричества и холодную воду (о горячей и не говорим) дают в лучшем случае на три часа в день. Даже бывало так, что некоторые абайцы начинают ходить в храм в Караганде, а только потом, воцерковившись, приходят к нам.

Во-вторых, проистекающие из первого проблемы штата. Иногда некому петь на клиросе (школьники на учебе, взрослые работают). И бывает, что даже на большие праздники (например, на Благовещение, случившееся в понедельник в этом году), хор наш состоит из одного человека. Нет мужчин – это нет надежной крепкой хозяйственной руки, способной поддержать в нужный момент. Конечно, есть в городе те, кто рад бы помочь церкви, но эти всегда заняты, своих дел много и это понятно, жизнь сейчас не позволяет сидеть, сложа руки. Ну а те, кто безмятежно сидит, они, как правило, работники на час, да и приставлять к ним надо по надсмотрщику, а где их взять, тут даже бдительности бабушек не хватит. Вот, например, печальная статистика из истории нашего храма (последних шести лет): одних ножовок по дереву пропало около 10 штук, не считая метров сварочного кабеля, лопат и прочего инвентаря. Видимо, затерялись.

В третьих, очень непонятное отношение властей. Три года назад сменилось руководство района, и о священнике словно забыли. Если раньше, как необходимый атрибут, батюшка присутствовал на любом городском мероприятии, имея возможность публично выступить перед людьми, то сейчас этого нет. Утешаемся тем, что, Слава Богу, не мешают.

В школе можно оказаться, только в частном порядке. Даже, если и директор симпатизирует православию, то обязательно найдется какой-нибудь противник из директорской оппозиции. А страх потерять рабочее место или оказаться на плохом счету у начальства – чувство очень сильное. Хотя каждый год осенью, когда просим повесить в школе объявление с приглашением в воскресную школу, никто из четырех директоров наших школ пока не отказывает.

На Радоницу всегда служится панихида на кладбище, это, наверное, единственное общественное «мероприятие», в году, не считая обычных треб, конечно. В деревнях и с этим сложно. Развесили заранее объявления о панихиде в понедельник, накануне Радоницы, никто не пришел, в другом месте - четыре человека.

Разрешимы ли все эти трудности? Думается, с Божией помощью, да. Церковь живет, каждый прошедший день – это история. А история – это часть Промысла Божьего, ведущего нас к Вечности. И мы надеемся на Него.

Добавить фото Редактировать страницу