Свято - Казанский храм.
Кызылорда (Кзыл-Орда, Ак-Мечеть, Перовск) город.

Храм построен по проекту архитектора Есакова, руководил инженер Калинин. Строительство велось с 1890 года, освящен в 1986 году 6 декабря.
До декабря 1906 года церковь состояла в ведении военного ведомства, после чего перешла в ведение епархии.

В середине 1930-х храм был закрыт. Храм занимал пункт приёма спецпереселенцев, позже обсерватория, областной краеведческий музей. 1982 года храм был освобождён. Большая часть росписи храма за годы его бездействия была утрачена, описаний, по которым её можно было бы восстановить, не сохранилось. Уцелела часть церковной утвари и несколько икон, в том числе походная икона оренбургских казаков.

Передан Русской Православной Церкви в 1989 году.

****************************************************************************


В Кызылординский областной архив из местного православного Свято-Казанского храма поступило несколько церковных книг, в которых с 1885г до начала ХХ века. велись записи о рождении, крещении, брачевании и кончине немногочисленных тогда жителях крошечного Перовска, получившего свое имя в честь генерала-освободителя края от хивинцев и кокандцев Василия Алексеевича Перовского. В городке тогда насчитывалось около 5 тысяч населения да еще военный гарнизон. Судя по записям в книгах, все нем было как у больших – полный штат чиновников, военных командиров. Храм в то время был только что построен взамен временного, долго размещавшегося в палатке, он первое время тоже был гарнизонным, но обслуживал и тогда еще немногочисленное гражданское население. Сведения об умерших военных занимают лишь страничку в толстой книге. Один священник отец Филимон заменял весь штат нынешнего загса. По его аккуратным и подробным записям можно судить, кто жил тогда в городе, лишь недавно основанном знаменитым В.П. Перовском, изгнавшим из земляной крепости Акмечеть хивинцев.

До 1889 года чужой рукой в толстые книги вписаны лишь замечания представителя епархии, проверявшей правильность ведения книг, да подробная – на полстраницы - запись дьячка о смерти самого священника. Он погиб, как сказали бы мы ныне, в ДТП. По подробной записи легко представить себе, как это случилось.

Все фамилии горожан подлинные. Некоторые из них встречаются в Кзыл-Орде и ныне.

Сырдарья словно с ума сошла. Уже конец мая, а она не хочет возвращаться в родные берега. Позаливала все низины, плещется во дворах перовцев, подмывает высокие глинистые берега, с шумом ухают в волны отвалившиеся глыбы. На казачьем кладбище бед наделала. Кресты плыли прямо по улицам. Памятник солдатам и казакам, погибшим при штурме кокандской крепости Ак-Мечеть, на что уж тяжелый, камнем отделанным, и то подмыла. Из форта на лодках выезжали солдаты и казаки укрепляли камнями погост, чтоб домовины не всплывали.

Отец Филимон с утра трудился. Исправлял записи в метрических книгах, следуя замечаниям

Казаки из Казалинского форта приезжали с посланием от отца Леонтия. Новорожденный сын его хворает. Многие ребятишки от простуды и лёгочного катара умирают. Оно и понятно, холода стоят, сырость в землянках. Посоветовал привезти младенца в Перовск, к доктору
гарнизонной лечебницы Манкусу.

Отец Филимон усмехнулся, вспомнив жену доктора. Очаровательница Ядвига Януарьева, да жены местных учителей Митрофана Варфолемеевича Суханова, Леонтия Евграфовича Смольникова – частые участники крестин и свидетельницы на свадьбах. За честь почитают пригласить докторшу или учительшу местные обыватели в восприемники младенцев. А кто же лучше них наставит дочерей крестьян и купцов, как держать себя во время свадьбы, чем не эти подруги просвещенных перовцев. Впрочем, сами они в основном из мещан, но пообтесались, набрались манер - прямо настоящими барынями стали.

Свадьбы в Перовске собирают всех сослуживцев брачующихся. И то понятно. Других-то развлечений мало в городке. Вон недавно женился старший медицинский фельдшер Алексеей Георгиевич Бутузов. Так у него свидетелем по жениху был писарь того же лазарета Василий Еремеев. По невесте - переводчик местной команды Павел Птухин.

А учительские свадьбы - просто собрания попечительского совета трехклассного городского училища! Весь перовский бомонд собирается. Тут и запасные офицеры, ныне чиновники почтово-телеграфной конторы Лебедев, Старухин, врачи Словцов, полицейский пристав поручик Караульщиков, начальник Перовского уезда подполковник Александр Дмитриевич Маслов. Царство ему небесное! Скончался недавно всего-то в 43 года без последнего напутствия - остановилось сердце.

Отец Филимон перелистал толстую метрическую книгу. В ней история рождений, крестин, свадеб и кончин всех пяти тысяч жителей уже крупного города Перовска. Две улицы тянутся вдоль Дарьи, еврейский посад недалеко от нового училища. Лепят свои саманные дома-крепостишки узбекские купцы поближе к мечети Айтбая. Молодцы эти мусульмане! Хоть и кочевые, а быстро собрали деньги на свой храм. Впрочем, многие уже всю зиму проводят в городке, лишь летом уходят со стадами в дальние края, оставляя слуг на хозяйстве и ухаживать за посевами проса. Больше всех внес купец Айтбай Балтабаев. Говорят, что у них кирпич для прочности сделан с добавлением в глину конского волоса. Зачем? Волос-то при обжиге сгорит. А вот православный храм, заложенный в том же, что и мечеть, 1878 году, уже почти 10 лет с трудом благоустраивается. Сколько пришлось ждать денег на постройку колокольни. Только в марте получили средства на отделку чистую. Зато хорош храм! Из звонкого казалинского желтого кирпича, сделанного из несоленой глины. Ручной, фигурной выделки, с прорезкой узоров и цитат из Библии по сырому материалу, он украшает своды орнаментом и божьим словом. Туркестанская епархия прислала и освятила иконы. Века стоять Божьему дому! Он один из первых и лучших в этом пустынном краю, где лишь под защитой казачьих разъездов из учиненных Перовским маленьких крепостей проходят купеческие караваны да почта. Мало тут православных людей. Вот и приходится отцу Филимону обслуживать немногочисленных обитателей русских селений и казаков из крепостей Южной укрепленной линии за две сотни верст в обе стороны от Перовска. Надеялся, что паства увеличится за счет насильно привезенных в Казалы для освоения края бунтовщиков-уральцев, а они оказались старообрядцами, раскольниками беспоповского толка. Собираются на молитвы в своих домах. Упрямый народ! Даже у местных мусульман слово «уралец», «орала», по-ихнему, стало означать упрямца. Еще бы! Даже когда их жен и детей привезли на реку Сыр, отцы семейств отказались выходить из землянки. Стали казаки их силой тащить, а они связаны длинной веревкой в одну связку. Теперь освоились. Вон их лодки снуют по реке. Вся рыбная добыча и торговля теперь в их руках. Налогов с них не берут, парней в солдаты не призывают, лишь бы осваивали новые территории.

Взгляд отца Филимона скользнул по записям и остановился на красных пометах отца благочинного протоиерея Николая Высоцкого. Въедлив и строг представитель консистории. Словно нерадивого ученика наставляет опытного священника, прослужившего в храме 12 лет: "При свидетельстве сей третьей части метрической записи пришлось, удивиться, что священник признал Илларию Дьячкову некрещеною по принадлежности ея к вере беспоповского толка и решился похоронить на православном кладбище близ раскольников беспоповского толка. Здесь есть отдельное раскольничье кладбище..."

И вот еще: "мужняя жена не может иметь незаконнорожденного сына"... Еще как может! Нравы пали в последние годы. Все больше мужчин сюда ссылают без семей, одиноких. Стали появляться в гарнизоне лица католического вероисповедания. А все смертны. Пасторов тут отродясь не бывало. Приходится священникам провожать покойных лишь до ограды кладбища с пением молитвы "Святый боже". Вон их сколько тут: Карл Валентинович Шляхта умер от тифа в 22 года. Жена перовского врача Валентина Игнатьева Барановского Ядвига, урожденная Мамердова ушла в мир иной в 30 лет. Отставной статский советник Константин Франкович Груздь, тоже римско-католического исповедания. Пришлось совершить вынос тела из квартиры и разрешить родственникам погребение на местном кладбище по их обряду. Ян Антониев Реймунд. У него сначала 8-летняя дочь скончалась от горловой жабы, а потом жена 38 лет от чахотки. Сам - римско-католического исповедания - они православные. А это как выговорить: Каролина-Гризельда Павловна? Где нашёл эту лютеранку чимкентский мещанин Шабишев?

А сколько приходится отпевать военных! Вот недавно покончил самоубийством Адам Врубель от помрачения ума. Некоторых и записать не знаешь как. Приходится хитрить: Фоедор Матвеев Смуржинкий, он же Теодор Мацъвеев Смужински. Бог разберет этих сосланных в солдаты бунтовщиков-поляков! Этот женился на дочери перовского мещанина Антонии Безноковой. Явно осядет здесь, как многие другие, выйдя в отставку, будет огородничать, служить на переправе или с уральцами в рыболовство подастся.

Надо записи последних недель о брачующихся, народившихся и усопших внести в книги на досуге. Но не получается. То на последнее причастие к умирающему зовут, то в соседние поселки надо ехать. Отец Филимон посмотрел статистику последнего, 1885 года. Всего умерло 13 душ мужеска пола и 27 женска. В основном, младенцы до года, а четверо - до пяти лет. Сырдарья, так же как нынче, разливалась, а после этого косят детей кишечные и желудочные катары, да и пожилых тоже. Слава Богу, семь пар в брак вступили, новых деток господь пошлёт. Жалко хоронить младенчиков. У самого несколько лет назад глотошная задушила последнего сынка. Каждый год нарождается все больше деток - по 17-20 душ. Все больше девчатки - к миру, не к войне. Кто-то зовет со двора? Отец Филимон вышел из своей комнатки рядом с пекарней - тепло тут зимой и уютно от печек, где церковные служки выпекают хлеб и просфоры. У ворот стоял почтовый тарантас. Дюжий казак с кнутом в руках, поздоровавшись, с печалью в голосе сказал, что у них во временном поселке близ крепостцы по причине разлива на сухом возвышенном месте поставлены юрты. Вода прибила к ним тело неизвестного человека, видимо, русского, судя по внешности. Да к тому же от долгих холодов, от близости воды, взбаламученной половодьем, от ее употребления заболели дети, некоторые совсем в тяжелом состоянии. Спешить надо, отец Филимон.

Священнику не привыкать. Надел черные одеяния, кинул полушубок в тарантас, взял привычный баульчик со всем необходимым для исполнения святого обряда и поскакали по размокшей дороге к Джулеку.

Город проснулся. Шли мещанки с ведрами к реке за водой. Огородник еврей Аминов с сыном медленно ехал на ишаке за город, видимо, уже начал высаживать рассаду. Стучал в ворота смотритель школьных ученических квартир, вызывая подопечных на учебу. Стройный подтянутый совсем молодой учитель Митрофан Суханов раскланялся со священникам.

Татарин Сейфульмулюков вез из Орска новые товары в свою лавочку. Недалеко от форта шумел скотский базар. Аульные казахи меняли скот на муку, крупу, соль, мыло, сахарные головы. Некоторые поставили невдалеке юрты. Многие тоже почтительно кивали давно знакомому "орыс-молды" – русскому мулле. Хорошеет Перовск. Вон уже кирпичные дома казаки на прибрежной улице ставят. И азиятские евреи от них не отстают.

Отец Филимон оглянулся на храм. В лучах утреннего солнца золотом сверкали кресты, голубели купола. Поднимался посаженный его руками молодой сад. Рядом желтело новеньким кирпичом, сверкало вымытыми к Пасхе окнами приходское училище - ровесник храма. Уже выстроились за садом в ряд кресты на могилах усопших прихожан. День обещал быть солнечным и теплым. Значит, успокоится и начнет входить в свои берега буйная река. Отец Филимон собирался вернуться домой к вечеру.

Его подняли на дороге в 20 верстах от укрепления Беръ-Казанъ. Разбившийся ямщик не мог сказать, что испугало лошадей. Он уверял, что слышал рык зверя, возможно, тигр, спасаясь от полой воды, забрался от Казалинска так высоко по течению. А может, то был кабан или просто с шумом взлетели фазаны, во множестве водившиеся здесь. Только лошади понесли, тарантас перевернулся, и отец Филимон ударился головой о камень.

Он так и не успел внести все необходимые записи в новенькую метрическую книгу, выданную Туркестанской Духовной Консисторией для записи родившихся, бракосочетавшихся и умерших в городе Перовске на 1886 год. Благочинный священник Платон Михайловский сделал собственноручно печальную запись о нем самом - отце Филимоне Ионове Скальском, скончавшемся 21 мая 1886 года от пролома затылка при падении из тарантаса во время скачки почтовых лошадей и умершем без исповеди и причастия в 20 верстах от поселка Беръ-Казанъ, где по причине разлива были выставлены юрты.

Весь май отец Платон сам возглавлял приход военной г. Перовска Казанско-Богородичной церкви. Потом его заменил священник из форта № 2 Кармакчинской церкви Леонид Лаврентьев, своей рукой сделавший запись о смерти своего сына Бориса 2 месяцев от роду, скончавшегося от простуды и переутомления в продолжительном пути из-за разлива Сыръ-Дарьи. Он же совершил литию по месячным близнецам, похороненным родителями Андроновыми в степи по пути из Казалинска.

С июля 1896 года до 1899 в храме служил Иоанн Предтеченский, затем Николай Козлов (1901-1908), были еще Евграф Шеметинов (1903), Пётр Коновский и Пётр Тихонов (1906). Они передали приход отцу Фёдору Пестрецову в 1917 году. Вместе со священником Петром Тихоновым и дьяконом Георгием Виртуозовым в Святониколаевской походной церкви 3 Сибирского западного полка пришлось крестить немногочисленных солдатских детей, венчать редких женихов и невест. Чаще - отпевать скончавшихся в госпитале раненных на фронтах первой мировой и гражданских войн.

...На том, казалось, и кончилась дореволюционная история одного из старейших в Южном Казахстане православного храма. После революции его сначала просто закрыли, потом долго-долго из-за отсутствия в бюджете средств открывали в добротном, но неотапливаемом здании со снятыми крестами областной краеведческий музей и крошечную обсерваторию. Там они и находились до 50-х годов ХХ века. Потом музею отдали здание гостиницы, а храм стоял заколоченный, якобы в ожидании ремонта. На самом деле в нем был склад, где и хранились целое столетие дубликаты церковных книг, пока не были переданы в областной архив. В них родословные многих кызылординцев, чьи предки прибывали на берега коварной реки начиная с 1885 года по 1917. Они освоили этот край, построили города и поселки, где сначала зимой, а потом и постоянно стали жить и местные казахи.

В начале перестроечных лет казахстанские власти стали отдавать верующим мечети, в том числе и построенную одновременно с православным храмом мечеть Айтба. Ее отреставрировали в самые последние советские годы как филиал краеведческого музея и сразу отдали верующим, которые тоже собрали немалые деньги на строительство минарета. Когда-то в русском городе теперь 90% жителей было коренного населения. Среди остальных на первом месте – корейцы. Церковь размещалась тогда в обычном частном доме.

Русская интеллигенция, в большинстве своем люди неверующие, но по воспитанию православные, потребовала вернуть церкви храм и приняла самое активное участие в его возрождении. Стремясь быть политкорректными, власти выполнили это требование и помогли восстановить здание. Оно было в довольно хорошем состоянии благодаря именно музею. Под антирелигиозными стендами сохранились вырезанные прямо по кирпичу цитаты из Священного писания, целы были и не перестроены все помещения. Немного протекала кровля куполов, но местные строительные организации, тогда еще возглавляемые русским человеком, быстро ее починили и под руководством священника отца Виталия, наконец, были установлены кресты. Оказалось, они сияют золотом при закатном солнце и видны не только из любой точки города, но и при подъезде к нему за много километров. Под напором журналистов русской газеты коммунальники провели теплотрассу, и через сто лет храм стал отапливаться. Вокруг территории установили ажурную ограду и рядом с вековыми карагачами посадили молодые деревья. Храму вернули пекарню и небольшое жилое помещение для священников (в них долгие годы размещалась прачечная соседней школы для умственно отсталых детей - вполне богоугодного заведения), а потом и выстроили новый большой дом для священников, где стала действовать воскресная школа. Некоторое время кзыл-ординские время священники по мере надобности ездили за 250 км в Байконур – городок при космодроме. В конце 90 гг. там открылась своя церковь, и теперь можно видеть по ТВ, как священники благославляют в полет космонавтов.По большим церковным памятникам на службе, кроме местных жителей, в храме можно видеть и болгар-строителей, которые возвели прекрасное здание областной больницы и трудятся на других объектах.

Огромную помощь в возрождении храма оказали тогда Чимкентская епархия и лично архиепископ Казахстана отец Алексий, ныне епископ Тульский и Калужский.

Антонина КАЗИМИРЧИК,
газета «Новая Кызылорда», 2000г.

Добавить фото Редактировать страницу