Сайт - Oф. сайт Митрополичий округ Казахстана.
Никольский собор.
Алматы город, Кирова площадь.

В 1904 году жители юго-западной части г. Верного - местности, которая в то время называлась Кучугуры, обратились к епископу Туркестанскому и Ташкентскому Паисию с просьбой дать разрешение на изыскание средств и сбор пожертвований для постройки в этой части города церкви на так называемой Зубовской площади. Епископ Паисий выразил свое согласие.

Но не сразу решился вопрос о месте строительства. Лишь 13 февраля 1906 года Андрей Павлович Зенков, исполнитель технических проектов и руководитель церковно-строительных работ г. Верного, сообщил о решении только вступившему на Туркестанскую кафедру преосвященному епископу Димитрию (Абашидзе). На Зубовской площади начались строительные работы. 14 декабря 1908 года новый храм в местности Кучугуры г. Верного, созданный по проекту архитектора С. К. Тропаревского, был освящен в честь Святителя Николая. Настоятелем этого храма был назначен о. Александр Скальский.

В то время в окрестностях Верного, в горах, в небольшой деревянной келье, жил блаженный Илия-угольник, посвятивший свое одиночество молитве и богомыслию. Угольником его звали потому, что он жег в горах осиновые угли, приносил их в город, продавал, покупал на вырученные деньги лепешки-тукачи, и снова поднимался в горы. Приходил он всегда черный от угольной пыли, обвешанный железными банками, которые гремели на нем, когда он с мешком углей шел по городским улицам. Илия имел от Бога дар прозревать будущее и его почитали за блаженного. Люди часто ходили к нему в келью, чтобы получить духовный совет, и убеждались в том, что Илия действительно человек Божий.

Когда архитектор Зенков разрабатывал проект Туркестанского кафедрального собора, а архиерей и губернатор города были озабочены предстоящими строительными работами, простой народ пошел к Илии-угольнику:
— Отец Илия, мы хотим кафедральный собор строить в честь Вознесения Господня. Что вы скажете? Илия, помолчал, подумал и спросил:
— Где вы хотите строить?
— В Пушкинском парке. Снова Илия подумал и сказал:
— Стройте. Он и Богу послужит, и сатане будет служить. Когда выбиралось место и изыскивались средства на постройку храма Николы Зимнего, народ пошел к Илии, чтобы услышать, что скажет угольник на этот раз:
- Отец Илия, мы хотим строить церковь Святителю Николаю. Что вы скажете?
— А где хотите строить?
— В Кучугурах, на Зубовской площади. И снова подумал Илия и сказал:
— Стройте! Эта до конца будет стоять!

Храм, построенный на Зубовской площади, нельзя назвать грандиозным или великолепным. Семиглавый, в форме корабля, с высокими сводами и колокольней, с лазурными куполами, изнутри залитый южным солнцем, он гармоничен и красив в неуловимом переходе от изящества к величию. Отрезанные от своей родины многими тысячами верст, православные Семиречья были в то время лишены возможности непосредственно питаться от живоносных духовных святынь старых русских городов. Но, сохраняя в чистоте и неповрежденности православную веру, и унаследовав от отцов благочестие, передавали его и своим детям, никогда не видевшим Владимирской Руси.

В воспоминаниях старожилов остались свидетельства о том, как торжественно и многолюдно проходили в Никольской церкви празднования летнего дня памяти небесного покровителя храма — Святителя и чудотворца Николая. За несколько дней до праздника из близлежащих станиц и селений целыми семьями и в одиночку, на повозках и пешими группами, с посохами в руках и котомками, стекались православные, полагая земные поклоны перед образом Святителя Николая.

Вдоль западной и северной сторон церковной ограды стояли каменные столбы с железными кольцами, к которым паломники привязывали лошадей, а сами в эти дни располагались в обширных помещениях под церковью и на церковной площади под открытым небом. Под деревьями была уложена скошенная для ночлега трава, в больших котлах готовили кашу, а в чугунных кубах кипятили чай. В эти дни не прекращалась молитва и акафистное пение. На богослужение приезжал архиерей, собиралось городское духовенство, приходили певчие из других верненских церквей. После Литургии на площади совершался молебен, крестным ходом обходили храм, служа на каждой стороне литию с окроплением, и весь город славил угодника Божия святителя Николая.

В Верном к тому времени существовало 16 церквей, несколько часовен и женский Иверско-Серафимовский монастырь. За короткий срок Никольская церковь стала одной из наиболее посещаемых.

После октябрьского переворота по всей стране начались гонения на Церковь Христову. В 1918 году был расстрелян епископ Верненский и Семиреченский Пимен (Белоликов), после чего Алма-Атинская кафедра оставалась пустующей до 1927 года. Кроме этого, Церковь потрясали возникавшие в Ее лоне расколы. В 1923 году в обновленческий раскол перешел весь клир Вознесенского Кафедрального собора г. Алма-Аты и до момента своего закрытия (1929 г.) стал центром деятельности обновленцев в Семиречье. Никольский храм, сохраняя верность Патриаршей Церкви и Православной традиции, явился в этот период оплотом Православия.

В конце 20-х и в 30-е годы, когда в Алма-Ате был пересыльный пункт ГПУ, в Никольской церкви находили приют сотни сосланных в Казахстан "врагов народа", среди которых было множество духовенства и монашествующих.

Среди сонма мучеников и исповедников, служивших под сводами Никольской церкви, особое место занимают святители Алма-Атинской кафедры епископы Лев (Черепанов), Герман (Вейнберг) и архиепископ Александр (Толстопятов).

Епископ Лев (Черепанов Лев Всеволодович) родился в 1888 году в селе Полевской Завод Свердловского округа. Окончил Пермскую духовную семинарию. В 1923 году был хиротонисан во епископа Нижнетагильского.

В 1927 году епископ Лев возглавил Алма-Атинскую кафедру. В Алма-Ату он был направлен с определенной целью — вести борьбу с обновленчеством на вдовствующей после гибели епископа Пимена Алма-Атинской кафедре. Епископ Лев укреплял свою паству, произнося с церковного амвона проповеди, исполненные духа ревности, любви и преданности Православной Церкви, противостоял закрытию и осквернению Православных храмов. За короткое время своего служения епископ Лев снискал горячую любовь со стороны паствы.

15 июня 1929 года епископ Лев был арестован органами ГПУ. Он обвиняется в том, что выступал в церкви с проповедью контрреволюционного характера.

29 августа 1929 года осужден и отправлен в тюрьму города Пенджикента (Таджикистан). В концлагере находился до 1933 года. После освобождения был назначен на Ставропольскую кафедру и вновь арестован в 1934 году. Умер или расстрелян в ссылке в городе Казалинске Кзыл-Ординской области около 1937 года. Преемником епископа Льва по архиерейской кафедре стал епископ Герман (Вейнберг). Он родился 8 октября 1885 года в г. Зиновьевске. Окончил Петербургский университет и в 1916 году Петербургскую Духовную Академию. 19 октября 1926 года хиротонисан во епископа Масальского, викария Калужской епархии. 3 апреля 1930 года назначен на Алма-Атинскую кафедру.

Епископ Герман продолжил начатое преосвященным епископом Львом (Черепановым) дело по борьбе с обновленчеством, которое к 1930 году дало обильные всходы как в Алма-Ате, так и по всей епархии. Он был твердым и бескомпромиссным защитником Православия. С церковной кафедры бесстрашно звучали его обличительные проповеди, направленные против обновленческого раскола и его приверженцев. Владыка Герман старался удержать свою паству в духе истины, возвращал заблудших, не оставляя без внимания ни одного прихода, поставляя, где это было возможно, новых священников, верных своему высокому призванию.

Епископ Герман рассылал на приходы архипастырские послания, вел переписку как с мирскими лицами, так и с представителями церковной иерархии, имея ту же цель — укреплять традиции Церкви, вести активную борьбу с расколом, ересью и безбожием.

В конце 20-х и в 30-е годы в Алма-Ате был пересыльный пункт ГПУ, куда со всей страны прибывали заключенные и ссыльные. Здесь они получали направления в лагеря и к месту ссылки. Поэтому город был переполнен людьми, которые не имели ни крыши над головой, ни пищи. Ссыльные приходили за помощью в Никольскую церковь, где служил и проживал епископ Герман. Он старался оказать им посильную помощь — утешал и помогал материально. На Литургии ссыльных священников владыка благословлял причащаться в алтаре в полном облачении. И нередко алтарь Никольской церкви был переполнен духовенством — от диаконов до архиереев. Здесь причащались Святых Христовых Тайн архиепископ Херсонский и Николаевский Прокопий (Титов) и епископ Подольский и Брацлавский Амвросий (Полянский).

Для поддержания духа верующих епископ Герман собирал сведения о находящихся близ Алма-Аты мощах апостола и евангелиста Матфея с целью прославления этой местности. К исследовательской работе по этому вопросу он старался привлечь профессуру и образованное духовенство, отбывающих ссылку в городе. Епископ Герман был арестован в Алма-Ате 10 декабря 1932 года.

Осужден 25 июня 1933 года тройкой при ПП ОГПУ в Казахстане по ст. 58-10, 11 сроком на 8 лет.3 Срок отбывал в Карлаге, в поселке Долинка, где вторично осужден 27 мая 1938 г. отделением Карагандинского облсуда при Карлаге НКВД ст. 58-10 сроком на 10 лет.

Умер 24 мая 1942 года в стационаре на командировке "Акмолинское" Карлага от падения сердечной деятельности. Захоронен на кладбище Акмолинского отделения Карлага.4

Сподвижниками Алма-Атинских епископов Льва (Черепанова) и Германа (Вейнберга) явились настоятель Николаевской церкви протоиерей Александр Скальский и протоиереи Стефан Пономарев и Филипп Григорьев. Их заслуга перед Алма-Атинской церковью состоит в том, что они, несмотря на жестокие расправы органами власти с одной частью семиреченского духовенства и почти всеобщий переход другой части духовенства на сторону обновленцев, сохраняли преданность Патриаршей Церкви, удерживая в истинной вере алма-атинскую паству. В Никольской церкви, где находили приют сотни ссыльных, они, рискуя собственной жизнью, т. к. ссыльных принимать было запрещено, способствовали оказанию им посильной помощи, как материальной, так и духовной.

Протоиереи Александр Скальский, Стефан Пономарев и Филипп Григорьев арестованы одновременно с епископом Германом (Вейнбергом) 10 декабря 1932 года. Почти месяц их допрашивали в ГПУ. Потом всех троих направили в санпропускник, т. е. в баню. Там их хорошо напарили, затем посадили в кузов открытого грузовика и повезли по морозу в городскую тюрьму. Сильно простуженные, в тюрьме они сразу заболели сыпным тифом.

Первым умер о. Филипп — 17 января. Вторым — о. Стефан — 18 января. О. Александр Скальский умер 20 января 1933 года. Похоронены верненскими монахинями, бывшими насельницами Иверско-Серафимовского монастыря на кладбище, находившемся в районе нынешней Кирпично-Заводской улицы г. Алматы, ныне упраздненном.

После ареста епископа Германа и кончины священников Никольской церкви, в 1934 году на Алма-Атинскую кафедру вступил епископ Александр (Толстопятов). Он родился 4 ноября 1878 года в Москве в семье профессора Московского Императорского университета. В 1901 году окончил Кронштадтское морское инженерное училище и С — Петербургскую консерваторию. С 1902 года — мичман, с 1905 года — лейтенант. Участник русско-японской войны, был в японском плену.

В 1911 году окончил Михайловскую артиллерийскую академию. Преподавал в Морском корпусе и в гимназиях С.-Петербурга физику, механику, высшую математику. Имел звание капитана 2-го ранга. Плавал на судах "Якут", "Пересвет", "Диана", "Петр Великий".

В 1920 году окончил Петроградский Богословский институт при Александро-Невской Лавре и принял священный сан.

В период с 1922-1933 гг. о. Александр неоднократно подвергался аресту и суду по 58 статье, прошел через лагеря (в том числе и Соловецкий лагерь особого назначения) и ссылки. 21 августа 1933 года был хиротонисан в Москве во епископа и приехал служить в Алма-Ату, прекрасно понимая, что он унаследует участь предшествующих архиереев.

Обладая крепким морским характером, епископ Александр проявил себя, как неустрашимый защитник Православной веры, талантливый проповедник, имевший несокрушимую внутреннюю убежденность и силу слова, писатель-апологет и церковный историк. Он также служил в Никольской церкви, которая в 1934 году осталась единственным Православным храмом в Алма-Ате.

В 1936 году епископ Александр был арестован и особым постановлением тройки при НКВД СССР от 3 сентября 1936 года приговорен к заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на 3 года.

Одновременно с его арестом в феврале 1936 года была закрыта Никольская церковь. В ее помещении разместили музей атеизма. С начала Великой Отечественной войны в церкви была устроена конюшня, а в подвале разместилась военная штрафная рота. Бывшие прихожане нередко наблюдали, как по настланным на высокое крыльцо церкви деревянным трапам в 6 часов утра военные выгоняли из церкви табун лошадей, а в 8 часов табун загоняли обратно. В алтаре и по всему храму стояли деревянные нары. На нарах лежало сено, на полу лежал навоз.

В это время в Алма-Ате не осталось ни одной действующей Православной церкви. Христиане тайно собирались на квартирах для общей молитвы.

Начавшаяся Великая Отечественная Война положила конец кровавому разгулу безбожия. Переломный 1943 год ознаменовался победами советских войск в решающих битвах под Сталинградом и на Курской дуге, определивших исход Великой Отечественной войны. Закономерность, с которой военные успехи Советской армии увеличивались по мере ослабления государственного гнета на Церковь, все больше убеждала людей в том, что за внешними событиями эпохи стоит Воля неземная и что Сам Бог сокрушает врагов России.

5 июля 1945 года постановлением Священного Синода была образована упраздненная в 1937 году Алма-Атинская и Казахстанская епархия, управлять которой был назначен освободившийся из ссылки архиепископ Николай (Могилевский).

Архиепископ Николай 1874 года рождения, уроженец села Комиссаровка Верхне -Днепровского уезда Екатеринославской губернии. В 1911 году окончил Московскую Духовную Академию со званием магистранта. 20.10.1919 года хиротонисан во епископа Стародубского, викария Черниговской епархии. В период с 1924 по 1941 гг. неоднократно подвергался аресту, тюремному заключению и ссылке в лагеря. 27.06.1941 года снова арестован в Москве, осужден по ст. 58-10, и как «социально-опасный элемент» сослан в Казахскую ССР сроком на 5 лет. Владыка был направлен в г. Актюбинск, затем в г. Челкар Актюбинской области, где влачил нищенское существование. Освобожден из ссылки 19.05.1945 года.

Владыка Николай прибыл в Алма-Ату в день празднования Иверской иконы Божией Матери — 26 октября 1945 года и начал свое служение в маленькой и отдаленной от центра города Казанской церкви. Владыка стал ходатайствовать об открытии расположенной в центре Никольской церкви. И в 1946 году Никольская церковь была передана общине верующих.

В то время храм представлял собой неприглядное зрелище — он стоял без крестов, с сорванными куполами и снесенной колокольней. Ни иконостаса, ни икон, ободранные до древесины стены. Кирпичная кладка тупика подвала была изрешечена пулевыми выстрелами.

Община сразу приступила к ремонту. Весной 1946 года, когда еще внутри и снаружи церкви стояли леса, владыка Николай освятил первый отремонтированный придел в честь Святителя и чудотворца Николая, и на Благовещение в нем прошло первое богослужение. С того времени Никольский храм стал Кафедральным собором епархии.

Возрождая духовную жизнь в новообразованной Казахстанской епархии архиепископ Николай, будучи уже в преклонном возрасте, понес самоотверженные труды. Почти ежедневно в Кафедральном соборе и других церквах города и области он совершает богослужения, предпринимает довольно частые и длительные поездки по епархии, порой при весьма сложных дорожных и транспортных условиях, всюду горением своего духа подвигая народ к молитве, раскрывая сердца людей для любви к Богу. Освящает множество восстановленных и вновь отстроенных храмов. На богослужениях в Никольском соборе г Алма-Аты вводит народное пение и чтение акафистов. Своей молитвой и примером своей святой жизни владыка Николай поднял на духовную высоту жизнь Казахстана. В 1955 году был награжден саном митрополита.

После непродолжительной болезни мирно отошел ко Господу 25 октября 1955 года, накануне праздника Иверской иконы Божией Матери, отслужив ровно 10 лет на Алма-Атинской кафедре. Погребен на Центральном кладбище г. Алматы.

Итак, с послевоенного времени и до 1995 года, т. е. до момента возвращения Церкви Вознесенского Кафедрального собора, Никольский собор оставался сердцем Казахстанской епархии, где служили и молились выдающиеся архиереи и священники, из числа которых можно выделить сподвижника митрополита Николая (Могилевского) архимандрита Исаакия (Виноградова).

Архимандрит Исаакий родился в 1895 году в Санкт-Петербурге. Во время Германской войны с Россией в 1916 году, будучи на третьем курсе С-Петербургской Духовной Академии он был призван в царскую Армию, и в чине прапорщика направлен на Румынский фронт. В феврале 1918 года зачислен рядовым в отряд полковника Дроздовского, который в мае 1918 года вошел в состав армии генерала Деникина. В марте 1920 года произведен в капитаны и в январе 1921 года назначен помощником адъютанта Дроздовского полка. Был трижды ранен в боях. После поражения армии Врангеля Иван Васильевич Виноградов с ноября 1920 года находился в Турции в г. Галиполи, где вступил в "Галиполийское землячество". В сентябре 1921 года переехал в Болгарию в г. Севлиево. В 1926 году выехал во Францию, где в Париже поступил в Православный Богословский институт Преподобного Сергия, который окончил в 1928 году. В 1927 году в Париже принял монашеский постриг и сан иеродиакона. В 1928 году рукоположен во иеромонаха. В этом же году был направлен для прохождения приходского служения в Прагу, где духовно окормлял русских, проживающих в Чехословакии.

В 1945 году, когда советские войска вошли в Прагу, архимандрит Исаакий был арестован отделом контрразведки "Смерш" 4 Гвардейского Кавкорпуса и этапирован в тюрьму УНКВД по Львовской области. Военным Трибуналом Львовского военного округа 27-30 июля осужден на основании ст.ст. 58-2, 58-4 и 58-11 к 10 годам ИТЛ. С 23 сентября 1945 года отбывал наказание в Карлаге НКВД СССР ст. Карабас Карагандинской железной дороги.

По определению Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 5. 02. 1946 г., приговор ВТ Львовского ВО отменен и дело в отношении него производством прекращено. Из мест заключения освобожден 4 мая 1946 года и направлен в г. Актюбинск, где произошло его знакомство с архиепископом Алма-Атинским Николаем (Могилевским), который перевел архимандрита Исаакия на служение в Алма-Ату.

С 1948 по 1956 гг. архимандрит Исаакий был настоятелем Никольского кафедрального собора г. Алма-Аты, являясь сподвижником и надежным помощником митрополита Николая в деле духовного возрождения Казахстанской епархии в период "сталинского перемирия" и послевоенной разрухи. Совершал тайные монашеские постриги, тем самым укрепляя молитвенное горение духа своей паствы.

За усердное служение Церкви Божией архимандрит Исаакий был награжден всеми церковными наградами, в том числе орденами святого равноапостольного князя Владимира П и III степени. Последними наградами были Патриаршая грамота и Патриарший крест, которым он был удостоин Святейшим Патиархом Пименом в 1977 году.

Скончался в Ельце 12 января 1981 г. Погребен на городском кладбище.

Еще один выдающийся иерарх Русской Православной Церкви, последние 15 лет жизни и служения которого связаны с Никольским собором — митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов). Родился 2 (15) июня 1893 года в г. Могилеве-на-Днепре. В 1910 году поступает в Белынический Рождество-Богородицкий монастырь Могилевской епархии, где становится келейником наместника монастыря архимандрита Арсения (Смоленца), с жизнью и служением которого Господь связал судьбу послушника Вани (так звали будущего владыку до принятия монашества) на многие годы. Будучи посвященным в 1912 году в сан епископа, владыка Арсений (Смоленец) дает своему келейнику домашнее образование, нанимая лучших учителей и постепенно возводит его по ступеням иерархической лестницы.

В 1932 году архимандрит Иосиф (Чернов) был хиротонисан во епископа Таганрогского, викария Ростовской-на-Дону епархии. В 1935 году, уже имея за спиной несколько лет, проведенных в лагерях, епископ Иосиф арестован органами НКВД г. Таганрога за "антисоветскую агитацию и связь с вернувшимся из ссылки архиепископом Арсением (Смоленцом)". Осужден на 5 лет лагерей. Срок отбывал в Ухто-Ижемских лагерях Коми АССР. В лагере работал дневальным у инженера геодезиста и посудомойкой на кухне.

Освобожден в декабре 1940 года и отправлен на место жительства в Таганрог, где в то время были закрыты все православные церкви. В скором времени из Таганрога органами милиции выселен в г. Азов, где работал сторожем в детских яслях. В Азове с общиной верующих проводил тайные богослужения, совершал священнические хиротонии и монашеские постриги.

В августе 1942 года после оккупации Таганрога немецкими войсками владыка Иосиф вышел из "подполья" и стал служить в Таганроге в качестве епископа. Но с немцами у него сразу возникли трудности. Они не могли простить ему верности Московской Патриархии. В дальнейшем на допросах и беседах, проводимых в Ростове, Таганроге, Николаеве и Умани немецкое командование неоднократно предлагало ему сотрудничество в целях фашистской пропаганды, грозя арестом и расстрелом. Епископ Иосиф отвечал отказом.

6 ноября 1943 года арестован гестапо. Обвинялся в том, что "...прислан Митрополитом Сергием для работы на оккупированной территории в пользу СССР", а так же "по подозрению в принадлежности к английской разведке". Содержался в гестаповской тюрьме в холодной камере почти без пищи и воды до 12 января 1944 года.

После чудесного освобождения из гестаповской тюрьмы 4 июня 1944 года владыка Иосиф был арестован органами НКГБ в Киеве, когда направлялся в Москву к Патриарху Сергию. 11-19 февраля 1946 года осужден военным трибуналом войск НКВД Северо-Кавказского округа, и приговорен к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. Обвинялся, в частности, в том, что "...На почве сотрудничества с немецкими властями он получал от них задания по руководству епархией в интересах немцев".

Наказание отбывал в Челяблаге, затем в Карлаге в пос. Спасск. 4 июня 1954 года освобожден и направлен в ссылку в г. Кокчетав. С 28 сентября 1960 года— архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский. 25 февраля 1968 года возведен в сан митрополита.

После кончины Патриарха Алексия I (1970 г.) митрополит Иосиф имел предложение от казахстанского уполномоченного по делам религии, а также от группы московского духовенства баллотироваться на пост Патриарха. Но митрополит отклонил предложение на том основании, что он слишком стар и имеет только начальное образование. 4 сентября 1975 года владыка скончался в городской больнице после перенесенной операции. Похоронен на Центральном кладбище Алма-Аты рядом с митрополитом Николаем (Могилевским).

Митрополит Иосиф является выдающимся иерархом Русской Православной Церкви и уникальным человеком нашего времени. Он обладал от природы глубоким умом и феноменальной памятью. Это был человек святой жизни и исповедник веры, проведший в общей сложности 20 лет в лагерях и ссылках. При этом он не только сохранил жизнерадостность, но и стяжал жертвенную любовь к людям. В митрополите Иосифе можно было видеть редкое сочетания блаженного старца и юродивого, жизнью своей доказавшем свою верность Русской Православной Церкви.

Необходимо сказать похвальное слово о православных женщинах-христианках, которые в те суровые годы пронесли подвиг жен-мироносиц, своим трудом облегчая участь гонимого духовенства, и часто сами были гонимы за Имя Христово. К их числу надо отнести бывших насельниц разоренного верненского Иверско-Серафимовского монастыря монахинь Евфалию (Кудееву), Дорофею, инокинь Мариамну (Клинюшину) и Феодору (Буханцову). Именно они в 20-30-е годы в Никольской церкви трудились, не покладая рук, принимая прибывших в ссылку священников, монахов и монахинь, они же пели на клиросе во время богослужений, и выпекали просфоры, и носили в алма-атинскую тюрьму передачи арестованным епископам. Некоторые из них, например, монахиня Магдалина (Халина) и инокиня Александра (Нагибина) сами подвергались арестам, допросам и заключению в лагеря. Они же во время обновленческой смуты, не вступая в тонкие богословские прения, а сердцем чувствую Истину, твердо стояли за Святое Православие. Те из них, кто остался в живых, в послевоенные годы вновь возвратились в поруганную и оскверненную Никольскую церковь, своими трудами восстановили и благоукрасили ее, как Невесту Христову.

Вот далеко не полное повествование о Свято-Никольском соборе и далеко не полный перечень исповедников, мучеников, подвижников веры и благочестия, служивших и молившихся под его сводами.

Пролетели грозные годы открытых гонений, утихли вихри воинствующего атеизма. В апреле 1995 года Православной церкви возвращен Вознесенский Кафедральный собор, в котором много лет размещался Исторический музей и концертный зал. Архиерейская кафедра перенесена из Никольского собора во вновь освященный Вознесенский. Но не перестал биться пульс духовной жизни в Никольском соборе, намоленном и освященным верным Христовым воинством, прошедшем узким и тернистым путем сквозь шквал сатанинского разгула. Все так же он любим и посещаем православными алматинцами. Хочется верить, какие бы испытания не готовило нам будущее, молитвами казахстанских новомучеников, Никольский храм будет стоять до конца времен.

Добавить фото Редактировать страницу