Сайт - Оф. сайт Костромская епархия.
Во имя святителя Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского церковь.
Кострома город, Лавровская улица, 5.

Среди церквей Костромы храм во имя святителя Иоанна Златоуста на Лавровской улице занимает особое место. Он относится к числу тех трех старинных храмов города, которые избежали в советское время закрытия, и где никогда не прерывалось богослужение. Свыше трех десятилетий, в 1929-1964 годах, храм на Лавровской был кафедральным собором Костромской епархии. В это время в нем совершали службы костромские архиереи, и он являлся главным центром духовной жизни всего нашего края. В тридцатые годы ХХ века, в самый страшный период гонений на Церковь, некоторые из служивших в нем архиереев и священников кровью запечатлели верность заветам Христа, пополнив своими именами список Российских новомучеников. В их числе - святители архиепископы Димитрий (Добросердов) и Никодим (Кротков), в недавнее время прославленные Русской Православной Церковью в лике святых, настоятель храма в 1917-1938 годах протоиерей Павел Князев и другие. В 1959-1961 годах в соборе служил исполнявший тогда обязанности управляющего Костромской епархией архиепископ Пимен (Извеков) - в 1971-1990 годах Святейший Патриарх Московский и всея Руси.

Впервые храм упоминается в 1628 году, в костромской писцовой книге, где говорится: "В Златоустенской улице в Кузнецах церковь ружная древяна клецки святых мученик Флора и Лавра, да место церковное Иоанна Златоуста (...) церковное строение государя, царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси и поповы и приходных людей". Из этого сообщения видно, что в начале XVII века на месте нынешнего каменного храма находился традиционный ансамбль из двух храмов - небольшого ("клетского") во имя святых мучеников Флора и Лавра, в котором служили зимой, и - храма во имя Иоанна Златоуста, где службы проходили летом (на момент составления писцовой книги он, скорее всего, сгорел, и от него осталось только "место церковное"). Как мы видим, писцовая книга констатирует, что в строении и украшении храма святых Флора и Лавра прихожанам помог сам царь Михаил Федорович Романов. Вероятно, жители Златоустенской улицы смогли обратиться к молодому государю с просьбой о помощи в сентябре 1619 года, когда он совершал благодарственное паломничество в Макариево-Унженский монастырь и посетил Кострому.

Вскоре после 1628 года "летний" храм Иоанна Златоуста выстроили заново. Рядом стоял храм святых Флора и Лавра, а вокруг них находилось обнесенное церковной оградой приходское кладбище. О судьбе храмов во второй половине XVII и первой половине XVIII веков нам почти ничего не известно.

Каменное церковное строительство в Костроме возобновилось только в сороковые годы XVIII века. В числе одного из первых, на грани сороковых и пятидесятых годов XVIII столетия, взамен обветшавшего деревянного храма во имя святителя Иоанна Златоуста возвели каменный храм, освященный в 1751 году. Построенный "иждивением" купца Ивана Семеновича Аравина новый храм - пятиглавый, бесстолпный и одноабсидный - был возведен еще в традициях допетровского зодчества, но в его внешнем декоре уже царил стиль барокко, утвердившийся в архитектуре России с начала XVIII века. Как и свой деревянный предшественник, каменный Иоанно-Златоустовский храм был "холодным": службы в его стенах совершались только в летнее время. Зимой по-прежнему служили в стоявшем рядом деревянном храме святых Флора и Лавра.

Каменный и деревянный храмы простояли рядом друг с другом около сорока лет. В конце восьмидесятых годов XVIII века взамен обветшавшего Флоро-Лавровского храма было решено пристроить к Иоанно-3латоустовскому храму два "теплых" придела и колокольню. Жертвователями на их строительство стали представители одной из ведущих в то время купеческих фамилий Костромы - братья Дмитрий Петрович, Алексей Петрович, Иван Петрович и Михаил Петрович Дурыгины. Старший из них, Дмитрий Петрович Дурыгин, в последней четверти XVIII века был городским головой, много сделавшим для восстановления Костромы после грандиозного пожара 1773 года. Новые приделы, увенчанные каждый небольшой главкой на восьмигранном барабане (так что всего глав у храма стало семь), были освящены в 1791 году. Примерно тогда же была закончена пристроенная к храму с запада высокая трехъярусная колокольня, увенчанная высоким шпилем. В это же время или перестроили, или выстроили заново большую прямоугольную в плане алтарную абсиду. Все новые пристройки - приделы, колокольня и абсида - были возведены в стиле раннего классицизма. После пристройки приделов в храме стало три престола (два из них были историческими, существовавшими с момента возникновения здесь деревянных храмов): главный (в четверике "холодного" храма) - во имя святителя Иоанна Златоуста, в правом приделе - в честь Тихвинской иконы Божией Матери (неизвестно, существовал ли такой престол в деревянном храме, или он появился только в каменном), в левом - во имя святых мучеников Флора и Лавра и во имя великомученика Димитрия Солунского (небесного покровителя Дмитрия Петровича Дурыгина).

В конце XVIII века было упразднено издавно находящееся вблизи храмов приходское кладбище.

Подробными данными о причте храма и о его прихожанах мы располагаем лишь со второй половины XIX столетия. Ровно 50 лет - с 1867 по 1917 год - настоятелем храма на Лавровской улице был протоиерей Стефан Смирнов, одна из выдающихся фигур церковной жизни Костромы того времени. Отец Стефан родился в 1838 году в селе Ножкино в Чухломском уезде, находящемся вблизи Авраамиево-Городецкого монастыря. Его отец был пономарем Покровской церкви в Ножкине. Еще в семинарии заметивший его епископ Костромской и Галичский Платон (Фивейский) в 1862 году посвятил его в сан диакона, а затем - в священника. С 1862 года отец Стефан служил в селе Новлянское в Нерехтском уезде. В 1867 году владыка Платон вызвал отца Стефана в Кострому и предложил ему служение в церкви святителя Иоанна Златоуста. В храме на Лавровской отец Стефан крестил почти всех своих детей. Двое из его сыновей учились в Московском университете, несколько - стали священниками. Наиболее известен второй сын отца Стефана - Алексей, в монашестве Амвросий (Смирнов; 1874-1942), будущий архиепископ и видный деятель Русской Православной Церкви первой трети ХХ века.

В первой половине августа 1917 года указом епископа Костромского и Галичского Евгения (Бережкова) настоятелем Иоанно-Златоустовского храма был назначен протоиерей Павел Князев (1868-1940), которому и довелось возглавлять приходскую общину в самое трагическое время гонений на Церковь двадцатых-тридцатых годов ХХ века. Отец Павел родился в 1868 году в селе Улошпань Нерехтского уезда в семье священника Иоанна Князева. После окончания в 1890 году Костромской Духовной семинарии он принял священный сан и стал служить в Покровской церкви в селе Шахово Костромского уезда. В Шахове отец Павел прослужил 27 лет. С осени 1917 года судьба отца Павла была неразрывно связана с храмом на Лавровской.

Первым серьезным испытанием для Иоанно-Златоустовского храма в советскую эпоху стала проведенная весной 1922 года под предлогом помощи голодающему населению Нижнего и Среднего Поволжья всероссийская экспроприация церковных ценностей. В рамках этой кампании подкомиссия губернской комиссии по изъятию ценностей конфисковала в мае 1922 года в церкви Иоанна Златоуста серебряных изделий, бывших в основном пожертвованиями прихожан - окладов для икон, священных сосудов и лампад - общим весом в 7 пудов 13 фунтов (свыше 117 килограммов). В двадцатые годы настоятель церкви Иоанна Златоуста неоднократно арестовывался органами ОГПУ. В 1924 году по обвинению в "сокрытии церковных ценностей" он был впервые арестован (подробности нам неизвестны) и находился в заключении 23 дня. В 1926 году он вновь оказался за решеткой, проведя под арестом 5 дней.

В 1922 году исторические кафедральные соборы в бывшем Костромском кремле оказались в руках обновленцев. Новым кафедральным собором той большей части костромской Церкви, которая осталась верна Святейшему Патриарху Тихону, с 1922 года стал находившийся в самом начале Советской (бывшей Русиной) улицы старинный храм во имя святого пророка Божия Илии. Однако в ноябре 1929 года во время первого массового закрытия церквей Костромы были закрыты и соборы в бывшем Костромском кремле, и храм святого Илии пророка. Новым кафедральным собором Патриаршей Церкви по распоряжению архиепископа Костромского и Галичского Севастиана (Вести) с ноября 1929 года стал храм святителя Иоанна Златоуста. Во второй половине января 1930 года кафедральный собор встречал своего первого архиерея - святителя Димитрия (Добросердова), архиепископа Костромского и Галичского. Начало служения святителя Димитрия на Костромской кафедре пришлось на самый пик закрытия храмов в Костроме и других городах епархии, совпавшее с массовыми арестами духовенства. В конце 1929 года в Костроме арестовали большую группу представителей духовенства, обвиненных в создании подпольной "монархической организации православного тихоновского духовенства", участники которой будто бы "систематически занимались контрреволюционной агитацией". По этому же делу в начале 1930 года с обвинением в "контрреволюционной деятельности" был арестован и протоиерей Павел Князев, превратившийся в глазах властей с тех пор, как он стал настоятелем кафедрального собора, в одну из ключевых фигур "церковной контрреволюции" в Костроме. Однако, пробыв в заключении 88 дней, он вышел на свободу.

В июне 1932 года святитель Димитрий был переведен на Пятигорскую кафедру. Вскоре в Кострому прибыл новый архиерей - святитель Никодим (Кротков; 1868-1938), которому и довелось возглавлять Костромскую епархию в самый трагический период её истории.

Вечером 3 декабря 1936 года, накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, святитель Никодим совершил в Иоанно-Златоустовском соборе всенощное бдение. Храм был переполнен молящимися и никто из присутствующих не знал, что еще утром этого дня в городском отделе НКВД по распоряжению из Ярославля был выписан ордер на арест архиепископа Никодима и что на этой службе они видят своего архипастыря последний раз. По окончании богослужения около 10 часов вечера святитель покинул храм и отправился в свой небольшой домик на улице Свердлова, где после ареста в 1934 году своего келейника он жил один. Вскоре после того, как владыка пришел со службы, к его дому подъехала машина с чекистами. Чекисты провели в доме святителя обыск и арестовали его. И духовенство, и верующие восприняли арест владыки как начало нового этапа гонений.

21 августа 1938 года - в день явления Толгской иконы Божией Матери, одной из главных святынь ярославского края - святитель Никодим скончался в тюрьме. Скорее всего, он был похоронен в одной из братских могил у деревни Селифонтово под Ярославлем, где в то время производили массовые расстрелы заключенных и хоронили умерших в тюрьмах.

После 3 декабря 1936 года Костромская епархия осталась без правящего архиерея. В конце апреля 1938 года в Костроме была арестована большая часть той маленькой группы священнослужителей, оставшихся на свободе после 1937 года. В документах НКВД аресты этих людей, почти все из которых были люди преклонного возраста, не раз побывавшие в тюрьмах и лагерях, трактовались как ликвидация "церковно-монархической организации, созданной в г. Костроме в 1936 году бывшим Костромским архиепископом Кротковым". 28 апреля 1938 года в своем доме был арестован и настоятель Иоанно-Златоустовского собора протоиерей Павел Князев, оставшийся после ареста святителя Никодима старшим среди духовенства Костромы. Из Костромы бывший настоятель Иоанно-Златоустовского храма был отправлен в Семипалатинскую область Казахстана, где он и скончался 31 мая 1940 года на 72-м году жизни.

В 1937-1938 годах после ареста настоятеля власти, как правило, закрывали и саму церковь. Однако храм святителя Иоанна Златоуста в это страшное время уцелел. От возможного закрытия его защитил статус кафедрального собора. После ареста отца Павла Князева настоятелем собора стал протоиерей Павел Любимов.

В конце войны в истории храма произошло важное событие. Как известно, после встречи 4 сентября 1943 года И.В. Сталина с иерархами Русской Православной Церкви, государство существенно смягчило свою политику по отношению к Церкви. Одним из последствий этого стала ликвидация обновленчества, давно уже лишенного былой поддержки властей. В 1943 году был упразднен обновленческий кафедральный собор, с 1929 года находившийся в Иоанно-Богословской церкви на Каткиной горе. В ноябре 1944 года бывший обновленец настоятель Иоанно-Богословской церкви протоиерей Николай Голоушин на извозчике перевез в собор на Лавровской главную святыню Костромского края - Феодоровскую икону Божией Матери. После 3 декабря 1936 года храм на Лавровской, продолжая числиться кафедральным собором, оставался таковым лишь формально. Только в июне 1946 года в Кострому прибыл новый управляющий Костромской епархией епископ Антоний (в миру Борис Николаевич Кротевич; 1889-1973).

В начале 1948 года по инициативе нового правящего архиерея в Иоанно-Златоустовском соборе произошли большие перемены: состоялось переосвящение левого придельного храма, с момента своего создания в 1791 году посвященного святым мученикам Флору и Лавру и великомученику Димитрию Солунскому. 24 января 1948 года епископ Антоний переосвятил его во имя преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского.

Летом 1948 года Иоанно-Златоустовский собор посетил Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский), совершавший поездку по волжским городам. 7 августа 1948 года, сойдя с парохода, Святейший Патриарх Алексий в семь часов вечера прибыл в Иоанно-Златоустовский храм, где поклонился Феодоровской иконе Божией Матери. На рубеже пятидесятых и шестидесятых годов над Костромской епархией резко усилился административный контроль. В 1962 году предполагалось "сократить сеть действующих церквей на 10-12 единиц", и только сопротивление верующих не позволило осуществить этот план в полном объеме. А в начале 1963 года угроза закрытия впервые в послереволюционное время нависла и над Иоанно-Златоустовским собором. 30 мая 1963 года уполномоченный В.К. Кудрявцев направил секретарю Костромского промышленного обкома КПСС А.Г. Цветкову докладную записку "О некоторых мерах по борьбе с религиозными предрассудками". Центральное место в записке - в "целях снижения активности церковников" - занимало изложение плана закрытия Иоанно-Златоустовского собора. Первым пунктом плана предполагалось объединение религиозных общин Иоанно-Златоустовского храма и церкви Воскресения на Дебре (находившейся на тогдашней окраине Костромы) с одновременным переносом кафедрального собора в церковь Воскресения на Дебре. При этом храм во имя святителя Иоанна Златоуста лишался постоянного причта и низводился до положения "приписного" к новому кафедральному собору. В положении приписного храм должен был пробыть 2-3 месяца. "В результате, - писал В.К. Кудрявцев, - активность верующих церкви на ул. Лавровской резко снизится и можно вынести решение о расторжении договора на пользование церкви". "Сокращение на одну единицу количества действующих церквей в Костроме в значительной мере ослабит активность церковников", "Кварталы улиц Банковской и Лавровской в ближайшие годы подлежат реконструкции, что может послужить юридическим основанием для ликвидации церкви на ул. Лавровской" - заключал уполномоченный…

Работа по осуществлению этого плана началась вскоре на всех уровнях. Ее результатом стало то, что 10 марта 1964 года епископ Костромской и Галичский Никодим с большой болью в сердце был вынужден подписать приказ № 6 по Костромскому епархиальному управлению, в котором говорилось: "Настоящим ставлю в известность, что на основании имеющегося благословения Его Святейшества, Святейшего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси от 11 июня 1963 года, Костромской Кафедральный Собор переносится из Иоанно-Златоустовского храма в Воскресенский храм, что на Дебрех г. Костромы, а Иоанно-Златоустовский храм остается действующим храмом".

Последующие месяцы стали едва ли не самыми мрачными в истории храма. До 10 марта 1964 года штат его священнослужителей состоял из четырех священников и двух диаконов. После переноса собора он лишился своего постоянного причта. В это время - несмотря на то, что посещаемость храма осталась прежней - в нем еженедельно служило по одному сменяющемуся священнику. Чтобы, по выражению В.К. Кудрявцева, "снизить активность верующих" - в Иоанно-Златоустовском храме в эти месяцы было запрещено совершать таинства крещения, венчания, отпевания и др. После 10 марта правящему архиерею также нельзя стало служить в храме, хотя он по-прежнему жил в двух шагах от него. В новый кафедральный собор перевозили богослужебные книги и церковную утварь. В одну из ночей апреля 1964 года под охраной милиции, в сопровождении епископа Никодима и секретаря епархиального управления протоиерея Саввы Якимчука, в крытом автофургоне в Воскресенский собор была перевезена двадцать лет находившаяся в храме чудотворная Феодоровская икона Божией Матери. Вслед за этим в новый собор увезли и чудотворный образ святителя Николы Бабаевского, пребывавший в Иоанно-Златоустовском храме с конца 1929 года. В разгар этих событий, в мае 1964 года, владыка Никодим - последний правящий архиерей, служивший в храме святителя Иоанна Златоуста, когда тот являлся кафедральным собором - был назначен епископом Аргентинским и Южноамериканским и покинул Кострому.

Власти надеялись, что ограничительными мерами им удастся снизить посещаемость храма на Лавровской, после чего его можно будет закрыть. Только благодаря многочисленным обращениям прихожан, новый управляющий Костромской епархии епископ Кассиан (Ярославский) своим указом от 14 сентября 1964 года назначил в Иоанно-Златоустовский храм на должность клирика второго штата священника Константина Голуба. Смещение Н.С. Хрущева привело к быстрому свертыванию антицерковной кампании. Таким образом, храм святителя Иоанна Златоуста был спасен: из плана, разработанного уполномоченным В.К. Кудрявцевым, осуществленным оказался только его первый пункт - перенос кафедрального собора в храм Воскресения на Дебре и превращение Иоанно-Златоустовской церкви в приписную. Хотя смещение Н.С. Хрущева спасло Иоанно-Златоустовский храм от закрытия и разрушения, но печальные последствия событий 1964 года бывший кафедральный собор испытывал еще очень долго. Более двух лет он оставался на положении приписного. Лишь в мае 1966 года епископ Кассиан назначил сюда постоянного настоятеля, и старый храм на Лавровской получил статус самостоятельной приходской церкви. В настоящее время при Иоанно-Златоустовском храме действует воскресная школа, построен приходской дом и продолжается строительство здания, предназначенного для размещения богадельни. 22 июля в ходе своего визита в Костромскую епархию Иоанно-Златоустовский храм посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 30 сентября 2001 года состоялось торжественное празднование 250-летия возведения церкви в камне, в ходе которого из Богоявленско-Анастасииного кафедрального собора к Иоанно-Златоустовскому храму проследовал крестный ход с чудотворной Феодоровской иконой Божией Матери.

Добавить фото Редактировать страницу