Никольская церковь.
Серебряно-Прудский район, Серебряные Пруды посёлок.

Село Серебряные Пруды лежит на реке Осетр, в местности богатой лесом, в 80 верстах от Тулы и в 32 от Венева. Наименование села можно предположительно объяснить местными условиями. Село стоит на низменном ровном месте и образовано поселками, отделенными друг от друга большими болотистыми пустырями, на которых после весеннего разлива воды и в осеннее время скапливается так много маленьких озер, что эти пустыри представляются сплошь покрытыми как бы серебряными бляхами. Для осушения этих мест крестьяне копали большие пруды, из которых в настоящее время сохранился только один, другие заросли. В XVIII столетии Серебряные Пруды имели статус города, но при разделении государства на губернии были обращены в село, которое потом перешло в вотчинное владение графа Петра Борисовича Шереметева. Шереметевский период, продолжавшийся до 1917 г., сыграл значительную роль в жизни Серебряных Прудов.
Время возникновения прихода Никольской церкви определить затруднительно. В 1780 г была построена Троицкая церковь. В состав прихода, кроме половины села, входили деревни: Семенково, Растрехаевка и сельцо Охотники. Всех жителей в приходе тогда было 1298 мужчин и 1312 женщин. Кроме земледелия, многие занимались разными ремеслами на стороне, были плотники, сапожники, работники фабрик и заводов. До постройки современного храма имелась церковь, вероятно, построенная вотчинником села Петром Борисовичем Шереметевым. При храме было кладбище, так как это место и доселе носит название могильника. Храм просуществовал до 1782 г., когда вместо него тщанием графа Николая Петровича Шереметева был построен деревянный храм во имя святителя Николая, с приделом во имя преподобного Сергия Радонежского. К 1829 г. храм крайне обветшал. Вместо него в 1835 г. на средства помещика возвели каменный храм, в честь тех же святых, с новым приделом во имя свт. Димитрия Ростовского. Придельные алтари устроены были на средства графа Дмитрия Николаевича Шереметева. Наиболее крупной поправкой в храме, произведенной на церковные средства, была замена его иконостасов новыми, в главном храме - в 1878 г., в приделах - в 1884 г. В книге А.И. Волкова "Край Серебрянопрудский", изданной в 2003 г., указано, что "наиболее крупные пожертвования внесли священник Михаил Музалевский, церковный староста крестьянин Василий Гынин, веневские купцы Михаил Галкин, Василий Машеев и Иван Александрович Лабзин".

Там же приведен интереснейший документ, письмо-ходатайство отца Михаила перед графом С.Д. Шереметевым о возобновлении часовни-усыпальницы:

"Ваше сиятельство, глубокоуважаемый граф Сергей Димитриевич! Долг имею убедительно просить Ваше Сиятельство выслушагь следующую мою просьбу. На приходском нашем кладбище до 1835 г. был деревянный храм во имя святителя Николая Мирликийского Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, а потом он был уже предназначен к упразднению по своей ветхости, да к тому времени настоящий наш каменный храм был уже выстроен и освящен. По упразднении деревянного храма на месте престолов из годных остатков его была сооружена деревянная часовня-усыпальница 9 аршин в длину и ширину. До поступления моего на сие место до 1877 г. часовня сия, вероятно, оправдывала свое назначение, а с сего времени она потеряла таковое по своей ветхости. Мне па первых порах было не до часовни, во-первых, потому что настоящий храм тоже приходил в упадок, им скорее нужно было заняться, а во-вторых, потому что, кроме меня, есть другой священник, гораздо старше меня и годами, и опытностью, и имеющий больше возможности, чем я, заняться оным кладбищем. Но вот проходит 22 года моей службы, и кладбище пришло в полнейший упадок, каковое, хотя оно окопано, но от входа скота не застраховано. Часовня сия не имеет ни пола, ни окон, ни крыши, ни двери, даже и бревна стали пропадать. Не желая более видеть кладбище в таком печальном виде, вынужден, хотя и неохотно, несоответственно годам, приступиться к нему - оградить оградою и построить часовню каменную в таком же размере. Ограду потому нужно сделать, что кладбище - это святое место, на нем, без сомнения, почивает много молитвенников наших пред Богом. Часовню же необходимо иметь на кладбище и вследствие эпидемий, и вследствие малопоместительных крестьянских жилищ, где умершим тяготятся и стараются поскорее схоронить. Посему в силу необходимости 17 февраля сего года созвал членов попечительства и объявил им о своем намерении. Они сочувственно отнеслись к моему благому предприятию, и решено было учредить немедленно сбор. По истечении месяца, 17 марта, опять было открыто попечительское собрание, которому было объявлено, что в пользу кладбища собрано 400 руб. Тогда попечительство постановило усилить сбор, и приступит нынешним летом к благообразию кладбища. А так как средств у попечительства по смете не найдется (нужно с небольшим 1000 руб.), то оно просило меня ходатайствовать как пред Вашим Сиятельством, так и пред другими благодетелями, о помощи. Ваше Сиятельство! Се стою у дверей Вашего благостнейшего сердца. Помогите Николаевскому попечительству в сем благом деле. У вас, Ваше Сиятельство, в Прудском имении близ церкви Святой Живоначальной Троицы от прежних служебных построек вашей экономии остался один только кирпичный погреб, приблизительно 7 или 8 аршин. Будьте так добры, если только не причинится ущербу вашему благосостоянию, соблаговолите уступить оное здание попечительству на часовню. Такая ваша жертва не останется без внимания: сияй скудостию, скудостию и пожнет, а сияй о благословении, о благословении и пожнет. Само попечительство будет просить у Господа Бога, чтобы Он заменил ваши земные и временные сокровища небесными и вечными. Покорнейше прошу вас, Ваше Сиятельство, удостоить меня ответом на сию просьбу.

Недостойный предстоятель Серебрянопрудского Николаевского церковно-приходского попечительства богомолец, ваш непотребный иерей Михаил. 26 марта 1899г."
Часовня-усыпальница была построена в 1901 году.
Церковный причт состоял из священника, диакона и псаломщика. В приходе существовала церковная школа. В церковной библиотеке имелось 120 книг. Церковь была огорожена каменной оградой. В 1930-х годах ограду разобрали и из кирпича сделали баню. Перед войной церковь закрыли. В годы Великой Отечественной войны по свидетельству местных жителей она служила конюшней для немецко-фашистких захватчиков. Некоторое непродолжительное время там содержались военнопленные. После войны ходатайством матери маршала В.И. Чуйкова храм был возвращен верующим. В настоящее время в храме произведены восстановительные работы, выложен мраморный пол, заменены окна и двери, проведено газовое отопление, проведена вода. В доме причта работает трапезная, имеется видеотека и собрание книг.

Московские Епархиальные
новости № 6-8/2003

Добавить фото Редактировать страницу