Михайло - Архангельская домовая церковь.
Одесса город.

Михайло-Архангельская церковь
при приюте Гладкова.

Во времена, когда интерес к одесскому футболу еще не был потерян, в город приезжали гранды не только советского футбола. У билетных касс со стороны Успенской в такие дни было многолюдно: старушки бойко торговали семечками, болельщики толпились у пивных ларьков, спеша, “заправится” перед матчем. Стоя в длинной, но быстро тающей очереди, за желанным билетиком, постоянно тянуло заглянуть за серый высокий забор – что там? Однако впереди ждала гудящая чаша футбольного стадиона, а потом переживание радости победы “Черноморца” или горести от его поражения.

В последние годы, там за забором со строгой табличкой на воротах “Филиал 411 военного госпиталя”, как грибы выросли несколько красивых многоэтажных катеджей. Как “гадкий утенок” среди них - мрачное пятно двухэтажного здания госпиталя.

Однажды услышал: “Там, еще до революции, находился “приют Гладкова”. Что-то светлое, по-семейному доброе, и в то же время загадочное показалось в этих словах. С тех пор, во мне зародилось стремление собирать по крупицам все, что каким- либо образом связано с историей этого заведения.

Как оказалось, фамилия Гладков была достаточно распространенной. Во многих губернских городах империи проживало немало знатных Гладковых: в Оренбурге проживал известный купец Иван Федорович Гладков, городским головой Самары был Михаил Иванович Гладков.

В Одессе проживали несколько семей с этой фамилией. Интересующий нас Гладков Михаил Романович – оказался скромным и совсем не знаменитым при жизни купцом в городе. В середине XIX века, вместе со своей женой Натальей Ивановной, они проживали в собственном доме на углу улиц Старопортофранковской и Пантелеимоновской. Оба супруга происходили из бедных семей, однако, своим трудом и бережливостью сумели накопить немалое состояние.

Отданный в подмастерье, Миша начинал мальчиком при лавке. Благодаря смышлености и трудолюбию, вскорости стал самостоятельным хозяином, а потом и купцом, навсегда связав свою жизнь с мучным промыслом. В одесских справочниках, по одноименному адресу с их домом, значится мельница. В дальнейшем появились и стали приносить хороший доход магазины за Тираспольской заставой.

Очень мало фактов удалось отыскать о жизни одесского купца Гладкова. Наверное, это была обыкновенная купеческая семья, посещавшая по воскресным и праздничным дням церковь, а в остальные дни занятая своим коммерческим делом. И все же известно, что за свою добропорядочность и хозяйственность, Михаил Романович неоднократно избирался почетным блюстителем по хозяйственной части в Одесской Духовной семинарии и Одесском Духовном училище.

А вот детям супругам радоваться не пришлось: их единственная дочь еще в малолетстве умерла, больше детей у них не было. Верой и правдой служа на благо духовного воспитания молодого поколения, Михаил Романович долгие годы вынашивал мысль о строительстве сиротского приюта для бедных детей в Одессе. Ему не суждено было осуществить свою идею, 4 апреля 1874 года он умер, устно завещая это богоугодное дело своей супруге. Похоронен был Гладков на Старом Христианском кладбище, что рядом с Привозом, отпевали его там же, во Всехсвятской церкви, старостой которой, он был в последние годы своей жизни.

Наталья Ивановна Гладкова, исполняя волю мужа, вскоре принялась за осуществление его наказа. На большой площади за Архангело-Михайловским женским монастырем, по ее прошению, одесской Городской Думой было выделено место под строительство приюта. Строительство велось полностью на проценты от капитала, внесенного учредительницей, а всего было затрачено около 80 000 руб. К концу 1879 года постройка здания была в основном закончена, а немного раньше, в апреле этого же года, был утвержден Устав сиротского приюта. О важности сего дела говорит хотя бы тот факт, что Устав был утвержден Министром Внутренних дел тогдашней России статс - секретарем П.Маковым. В нем, в частности, отмечалось, что “в память завещателя, приюту сему присваивается с Высочайшего соизволения, название “Приют Гладкова”, и что целью приюта ставится “доставить призрение и первоначальное воспитание в духе православной веры бедным сиротам мужского пола”.

При приюте была устроена великолепная Михайло-Архангельская домовая церковь, названная в честь Михаила Романовича. В погожий воскресный день 4 ноября 1879 года состоялось торжественное освящение приюта и церкви, которое совершал епископ Новомиргородский Израиль, викарий Херсонско-Одесской епархии. Здесь же присутствовали представители городской администрации, одесского духовенства. В освящении также принимал участие вновь назначенный в Михайло-Архангельскую церковь священник Г.Н. Молдавский, который одновременно стал законоучителем приютской школы.

В то время в Одессе уже существовало несколько приютов: Благовещенский, Михайло-Семеновский, Мариинский и др., однако, по словам профессора Богословия Императорского Новороссийского университета, священника А.Н. Кудрявцева, “вновь открытое богоугодное заведение, благодаря огромной сердечной набожности его хозяйки, носило видимый с первого взгляда, особый религиозный характер”. Об этом свидетельствовала вся обстановка приюта. Кроме прекрасно оформленной церкви, признанной служить благодатным местом молитвенного уединения, во всех приютских коридорах и комнатах находилось множество икон, да и в каждой строке утвержденного устава проглядывалась та же религиозность. Все это вместе взятое имело важное воспитательное значение в жизни воспитанников приюта.

Первыми почетными председателями Правления приюта согласились быть архиепископ Херсонский и Одесский Платон, одесский Градоначальник А.К. Гейнс и городской голова Г.Г. Маразли.

Подробного описания приюта не удалось отыскать. Все документы того времени, так или иначе относящиеся к приюту, найдены в описях Государственного архива Одесской области с непременной пометкой – “утеряны”. Однако, удалось обнаружить акты проверок детского дома, образованного после революции на месте приюта. В 1925 году, судя по скупым строкам отчетов, это было уже совершенно другое заведение. Но само здание и двор описывались так: “пять спален, три учебных класса, клуб-театр, клуб-читальня, музей (видимо бывшая церковь), кухня, подвал. Двор находится в использовании детдома, вымощен, сад из 30 деревьев. Отопление – голландские печи, есть канализация”.

С 1890 года школа приюта перешла в ведение Епархиального училищного совета по типу церковно-приходских школ. Заботами и трудами Натальи Ивановны Гладковой приют развивался и процветал. Всю свою жизнь, после смерти мужа, она посвятила сиротским детям, вкладывая в их воспитание всю душу и немалые материальные средства. К моменту ее смерти, а именно на 1 января 1896 году, капитал приюта составлял около 114 100 руб. серебром. Заботясь и опекая сирот, Наталья Ивановна совершенно не уделяла внимания своему здоровью. За десять дней до своей кончины, она пожаловалась члену Правления приюта, доктору Струдзовской богадельни сердобольных сестер Д.Г. Тюнееву на рану на ноге. Обследовав больную, доктор установил, что медицинская помощь уже бессильна, гангрена на ноге была запущена.

22 июля 1896 года скромной и любвеобильной женщины не стало. Прожив семидесятилетнюю жизнь, наполненную заботой о бедных и сиротах, Наталья Ивановна Гладкова, к сожалению, никогда не упоминается в одном ряду со многими прекрасными одесситами, снискавшими свою славу на поприще благотворительности и меценатства. А, тем не менее, не было в то время в Одессе такого благотворительного общества, в котором Наталья Ивановна не проявляла бы своей благородной деятельности в той или иной форме. Некоторое время она была членом правления Одесского женского благотворительного общества.

На похоронах Гладковой, член Правления приюта, мировой судья С.И. Знаменский, в частности, сказал: “Перед нами гроб женщины простой, не получившей блестящего светского образования, но она не лукаво мудрствуя, успешно разрешила в своей жизни вопрос о назначении женщины в обществе; она доказала, что отсутствие светского воспитания не делают женщину неугодною для жизни в обществе; она доказала, что душа женщины, религиозно настроенной, при участии бескорыстно любящего сердца, делают женщину полезным и достойным членом общества. Такие качества христианской души и благотворной деятельности Натальи Ивановны Гладковой укрепили за нею право на любовь и уважение к ней всего населения г. Одессы”.

Похоронили Наталью Ивановну Гладкову в Михайло-Архангельской приютской церкви в семейном склепе, где уже покоился ее муж и малолетняя дочь. Оказывается, что еще во время возведения приютского здания, устроительница его позаботилась о создании семейного склепа, куда, перед самым открытием заведения и был перенесен гроб ее мужа и дочери (с разрешения министра внутренних дел).

Все свое имущество, собственный дом и магазины за Тираспольскою заставою, Наталья Ивановна завещала созданному ей приюту, который еще долгое время продолжал прекрасную духовно-воспитательную миссию, заложенную трудами основательницы.

Вот что таилось за двумя чудесными словами – “приют Гладкова”. Боже, какие люди проживали в Одессе!

Что же было потом? За приютскими воротами проносились бурные события. Волнения 1905 года; шумная торгово-промышленная выставка 1910-11 годов в Александровском парке; взбудоражившая все общество первая мировая война. В приют продолжали поступать новые сироты, получив хорошее воспитание и возможность к самостоятельному и честному существованию, покидали его.

Октябрьская революция изменила размеренную приютскую жизнь. В 1918 году, на месте существовавшего почти сорок лет “Приюта Гладкова”, был образован детский дом N57. Помещения детдома, рассчитанные на 50 человек, с этих пор стали переполненными беспризорными детьми, наводнившими Одессу. Руководство и преподавательский состав менялся по несколько раз в году.

Во исполнение закона об отделении церкви от государства домовую церковь во имя Архистратига Михаила закрыли. Церковное имущество, как и имущество других храмов Одессы, подверглось конфискации 2 мая 1922 года. Помещение, где располагалась церковь, превратили в детдомовский музей учебно-показательных приборов. Из актов проверок детского дома за 1925 год явствует, что в этом музее находились “заспиртованные препараты, минералы, 12 математических приборов, 23 - химических” и другие наглядные пособия. С 1928 года, после общего сокращения в Одессе детдомов, здесь разместился Еврейский педагогический техникум, а после войны военный госпиталь

После того, как были найдены эти и другие исторические факты, я шагнул за серый забор. Здесь оказалось два здания. Одно из них, в глубине двора, хотя и более похоже на старинный особняк, но как выяснилось, построено после войны для военно-морского госпиталя. Другое, ближе к трамвайной линии, действительно представляет собой серое пятно среди всего зеленого массива. Однако, ни чем, кроме П-образного расположения, оно не похоже на старинную постройку. Внутренний интерьер еще более несет в себе все недостатки и корявости постройки и отделки советского периода.

В один из дней я нашел открытой дверь в подвал. И хотя без фонарика далеко пробраться не удалось, тем не менее, стало ясно, что, видимо, на старом фундаменте ныне покоится новое здание. Об этом говорят толщина и материал фундамента, исполнение полуподвальных оконных проемов.

Где-то здесь находился семейный склеп Гладковых. Сохранился ли он или был уничтожен? Пока вопрос остается открытым. Быстро растут в этом дворе красивые, как на картинке, жилые домики. Думаю, что серое здание среди них долго не продержится. А вот память о двух прекрасных одесситах – Михаиле Романовиче и Натальи Ивановне Гладковых сохранить бы надо.

Сайт Храмы Одессы

Добавить фото Редактировать страницу