Божьей Матери Одигитрии церковь.
Нытвенский район, Шерья село.

Одигитриевская церковь.(1758-1779 гг.) находится вблизи с. Шерья Нытвенского района Пермской области рядом с автомобильной трассой федерального значения С. Петербург - Владивосток. Является прекрасным образцом одноэтажного сельского храма второй половины XVIII.

Интересна история строительства Одигитриевской церкви, связанная с именами известных вятских мастеров каменного дела. Церковь в 18 веке находилась под управлением Вятской епархии, поэтому основные материалы о первоначальном строительстве можно найти в Государственном архиве Кировской области в фондах Вятской духовной консистории. Строительство Одигитриевской церкви началось в 1758 году "тщанием монашествующих, живших в так называемой Шерьинской Одигитриевской пустыми". По свидетельству церковного историка Пермской епархии И. Шестакова, Шерьинская пустынь была основана в 1675 г., состояла в ведении Вятских епископов. Крестьян при ней было 770 душ, данных Строгановыми. Пустынь просуществовав 89 лет, и при составлении штатов в 1764 г. была упразднена. После упразднения монастыря каменная церковь медленно сооружалась "на кошт крестьянской оного прихода". Летом 1778 г. она, наконец была "уже до водружения креста исполнена", однако всего через два часа после снятия внутри кружал и подставок "с нижнего большого свода.. учинилось... внезапное материи падение", то есть рухнул свод. Катастрофа привлекла внимание Вятской духовной консистории, обычно мало следившей за культовым строительством в Прикамье. В ходе разбирательства выяснилось, что эту церковь еще в 1768 г. подрядился строить "города Хлынова мещанин" Григорий Пенкин, "но не окончив оную неведомо для чего уехал в Казань". Тогда прихожане пригласили другого хлыновского мещанина Григория Масленникова, который "в 777 году первой болшой свод в действительное окончание и привел".

После этого в марте 1778 г. в строительство вступил хлыновский посадский Федот Суворов - известный в Вятской губернии мастер каменных дел, участник сооружения Кафедрального собора в Хлынове и подрядчик артели хлыновских каменщиков на строительстве храма Сысертского завода.

По его собственному объяснению: "Шедщи из дому своего мимо Шерьинской Богородской пустыни для прокормления из найму своей работы в Екатеринбург", он был приглашен священником и выборным села Шерьи "остаться к построению каменной церкви". Причем ему сказали, что "прежней их подрядчик Григорий Масленников отлучился в дом свой". Пренебрегая лежавшими на нем обязательствами, Суворов взял новый подряд - доделать "тое церковь со осмерика вверх... за девяносто рублев". О причине падения свода он заявил: "Совершенно знать не может".

Консистория, найдя, что "падение учинилось по неисправной подрядчиком Суворовым кладке, за что и следовало взыскать с него ... сколько на оную денег употреблено", постановила: "...как он Суворов ...платить по бедности не в состоянии ... о штрафовании в Вятской провинциальной магистрат сообщить".

Видимо после описанной катастрофы заново возведенный верх храма был подвышен, на что указывают "обрубленные" средние пилястры и фигурные окна, находившиеся ранее по фронтонах - "полуглавиях".

С этого времени, на протяжении более чем 150 лет, Одигитриевская церковь функционировала как приходской храм для крестьян Шерьинекой и близлежащих волостей Оханского уезда.

В 1831 г. Шерьинский храм упоминается в ряду двадцати церквей Оханского уезда в "Краткой летописи", составленной Оханским благочинным Григорием Пьянковым: "Села Шерьи каменная церковь Одигитриевская с приделом Афанасия и Кирилла". В 1830 г. в приходе Шерьинского храма состояло 1503 двора с общим числом прихожан 12 тысяч 228 душ. Годовой доход в том же году составил 1200 рублей.

Весной 1854 года помощник инженера губернской палаты государственных имуществ Каппачио, осматривая Шерьинскую церковь, обнаружил в тёплом приделе "трещину стены с северной стороны ... оная простирается чрез свод до основания противополагающей стены с южной стороны".

Побывавший на месте губернский архитектор Г. Летучий нашёл, что "описанные ветхости действительно таковы, как оказалось в натуре". Однако основную опасность он видел в повреждении всего корпуса колокольни, "до такой степени давшей осадку и истрескавшейся, что раздавили своды, служащие ей опорой в некоторых точках". В таком положении колокольня, уклонившись от перпендикуляра, имела влияние и на трещину тёплой церкви, с которой она была соединена.

Осмотрев церковь и колокольню, губернский архитектор оставил свои указания: "Колокольня, в предотвращение обрушения, немедленно должна быть разобрана до основания ..., если же предполагается постройка колокольни вновь, то место для оной необходимо назначить в некотором расстоянии от церкви отдельно. Тёплую церковь ... также должно было бы разломать, но если не позволяют сделать оного денежные средства, то в этом случае ... укрепить оную контрофорсами, а трещины по разборке тщательно заделать".

Строительство новой колокольни и ремонт церкви требовали квалифицированного архитектурного надзора. Это обстоятельство заставило Архиепископа Пермского Неофита выйти в губернскую палату госимуществ с предложением поручить проектирование Каппачио. 27 июня 1855 года мирской сход прихожан Одигитриевской церкви постановил использовать мирскую сумму денег 2764 руб. серебром на постройку новой колокольни. Для расходования денег, приёма материалов и употребления их в дело общество избрало из своей среды "двух благонамеренных крестьян Лариона Шилова и Игната Шугаева".

В январе 1856 г. Каппачио представил проект на постройку новой колокольни и исправление тёплого придела. Проект был утверждён в конце марта того же года. В дополнение, он составил смету на 4037 рублей 10,5 копеек серебром. Однако, губернская палата госимуществ, свои решением от 22 ноября 1856 года, запретила Шерьинскому сельскому обществу тратить денежные средства на строительство колокольни и ремонт церкви из-за имеющихся недоимок по оброчным статьям в казну. Началась затяжная переписка по делу "О поправке церкви в селе Шерьинском Оханского уезда". В дело вмешались церковные власти. Наконец, 14 октября 1858 г. губернская палата госимуществ своим предписанием за №873 разрешила расходование денежных средств сельского общества на строительство колокольни и ремонт здания церкви. Наблюдение за работами было поручено помощнику инженера Каппачио. 22 ноября 1858 года состоялись торги на получение подряда и подряд был отдан отставному коллежскому ассессору Петру Муравьёву за 3700 рублей серебром с началом работ в 1859 году и завершением в течении трёх лет со сдачей в 1861 г.

В строительстве колокольни и ремонте здания церкви участвовал известный каменщик, "Нижегородской губернии Балахнинского уезда крестьянин Андрей Васильев Майоров", который и производил каменную кладка колокольни и сводов церкви за 700 рублей серебром.

4 сентября 1859 г. Каппачио подписал свидетельство о приёмке колокольни и галереи с надлежащим качеством. В сентябре 1861 года были завершены каменные работы в трапезной, где были устроены новые своды. По свидетельству Каппачио, на лето 1862 года оставалось произвести только штукатурно-малярные работы. 14 января 1863 года новый помошник гражданского инженера Свислотский сообщил в губернскую палату госимуществ, что при освидетельствовании им работ по устройству каменного свода в церковной трапезе Шерьинской церкви, он не смог осмотреть качество выполненных работ, потому что "свод был уже складен и оштукатурен". Таким образом завершилось "Дело о поправке церкви в селе Шерьинском". Настойчивость прихожан, поддержка со стороны церковных властей в лице Благочинного Оханского уезда Луканина и Архиепископа Пермского Неофита, квалифицированное руководство строительством Каппачио и труд каменщиков позволили благополучно завершить строительство колокольни и ремонт здания церкви.

В 1894 г. Одигитриевская церковь, находясь во втором благочинном округе Оханского уезда, обслуживала 5458 прихожан Шерьинской волости. Службу служили 4 священника, 1 диакон и 4 псаломщика. Годовой доход составлял 1500 рублей. Земли при церкви вместе с погостом было 148,5 десятин.

В 1917 г. Шерьинская церковь относилась к шестому благочинному Оханскому округу. Из клировой ведомости за этот же год можно узнать, что церковь и колокольня "зданием крепки, крыты железом", и в 1914 г. церковь снаружи была окрашена масляной краской. Престолов в ней один, в честь Пресвятой Богородицы Одигитрии, празднуемой 28 июня. Утвари достаточно. По штату в ней находилось 2 священника, 1 диакон, 2 псаломщика и 1 просфирня. Экономическое положение Одигитриевской церкви было хорошим. Помимо кружечных доходов, жалованья получаемого от прихожан члены причта пользовались церковной землей, часть которой они обрабатывали сами, а часть сдавали в аренду по 1 рублю за десятину. Всего земли во владении Шерьинской церкви (вместе с усадебной и церковным погостом) находилось 118,5 десятин земли. Кроме того часть церковных доходов была помещена в кредитных учреждениях под проценты, общая сумма которых составляла 870 рублей в год. Жилищное положение было хорошим. У церкви было в собственности пять деревянных домов: три из которых построены в середине 19 века, один - в 1897 г. и пятый "неизвестно когда". К церкви были приписаны три часовни: в д. Чудиновой, д. Селищаней на Студёной горе у дер. Льгов, а также молитвенный дом в дер. Козляш.

Революционные перемены коснулись всех сторон общественной жизни в нашей стране. Не осталась в стороне и русская православная церковь. В 20-е годы предпринимаются попытки трансформации православной церкви к официальной коммунистической идеологии, вошедшие в историю под именем "обновленческой церкви".

16 февраля 1923г. в помещении Одигитриевской церкви с. Шерья проходил съезд духовенства и представителей от мирян церквей 6-го благочинного округа Оханского уезда.

Съезд решал важные вопросы, связанные с обновлением церкви, как-то: переход в богослужении с церковнославянского на русский язык, о церковном руководстве, о выборности пастырей, о вознаграждении духовенства и т.п.

Съезд признал переход на русский язык в богослужении "весьма желательным" и счел необходимым "теперь же начать чтения на русском языке, чтобы показать всем верующим красоту богослужения на этом языке, превосходство его пред славянским".

Съезд также признал, что русская православная церковь должна возглавляться епископами, "которые знают жизнь и потребности простого народа, и близко стоят к низшему клиру", то есть епископами из белого духовенства. Монахам же, "отрекшимся от мира и поставившим задачей послушание", - подчеркивал съезд, - "неприлично вновь возвращаться в мир и добиваться властей".

О выборности священников в приходах съезд высказался как об идеале, который был возможен "в древлеапостольекой церкви". "Но в условиях современной жизни, - подчеркивал съезд, - она трудно осуществима", потому что общинная жизнь в приходах отсутствует, верующие далеко отстоят от храмов и на местах нет кандидатов...". Вследствие вышеизложенного съезд предоставлял право назначения священников в приходы Епархиальному начальству.

Решая вопрос об отмене всех наград для духовенства, съезд принял пространную резолюцию, суть которой сводилась к следующему положению: "С идейной точки зрения съезд высказывается за отмену наград, а с практической и жизненной допускает их, как уступку времени".

Съезд решил много других вопросов, связанных с внутренней жизнью церкви, а также провел выборы должностных лиц по благочинному округу.

В этот период времени Шерьинекая церковь по своему материальному положению называлась в ряду "лучших" церквей благочинного округа. И поэтому церковный совет имел возможность проводить ремонт здания церкви собственными силами. В 1927 г. Одигитриевская церковь последний раз ремонтировалась после 1914 г.

Трагичными оказались для истории Одигитриевской церкви 30-е годы. Кампания массовой коллективизации повлекла за собой волну закрытия сельских храмов по всей стране, 1931 г. был годом завершения сплошной коллективизации на Урале. В Нытвенском районе Уральской области средний процент охваченных коллективизацией крестьянских хозяйств был 70%, а в Шерьинском сельсовете даже 82%.

В 1932 г. Ньтвенский райисполком предложил Шерьинскому с/с затребовать от местной православной общины списки верующих в трех экземплярах.

Списки верующих были составлены. Всего в Шерьинской православной общине оказалось 122 верующих. Но Шерьинский с/с отказался принимать списки, предложив вначале уплатить за каждого верующего по 50 коп., а также составить анкету на священника и уплатить за него "как за лишенца" 4 рубля и сверх того оплатить списки гербовым сбором. В противном случае председатель Шерьинского с/с грозил списки не принимать, заявив представителям прихожан, что "верующих у вас существовать не будет". В ответ на справедливое замечание верующих, что действия местных властей незаконны, председатель с/с ссылался на требования вышестоящих властей. Верующие были вынуждены уплатить всю сумму в размере 71 рубля 10 копеек.

Церковный совет Шерьинской православной общины послал жалобу на незаконные действия местных властей в Свердловск, в Президиум Уралоблисполкома. Облкульткомиссия Уралсовета, рассмотрев 22 декабря 1932 г. жалобу верующих Шерьинской православной общины о незаконном взыскании сбора при предоставлении списков верующих, в своем ответе разъяснила, что "никаких списков верующих никто от религиозных организаций требовать не может, а тем более взыскивать какой-то сбор". Облкульткомиссия, объяснив порядок взимания государственной пошлины при регистрации.религиозных организаций, квалифицировала действия Нытвенекого райисполкома и Шерьинского с/с как "местное налоготворчеетво", и предложила исправить ошибку, "вернув деньги Шерьинской религиозной организации".

Противостояние местных властей и церковной общины завершилось в пользу власти. В 1934 г. Шерьинская церковь по решению Нытвенекого райисполкома была закрыта, а материал о закрытии церкви послан в областную комиссию по вопросам культов в Свердловск.

Последняя получение материалов по Шерьинской церкви не подтвердила.

Затем, в течение пяти лет, с осени 1935 г. Одигитриевская церковь стояла пустой, в ней не производились богослужения. Церковный совет, не имея средств "потребных только для текущего ремонта по предварительным подсчетам в сумме минимум 15 тысяч рублей", был не в состоянии обеспечить сохранность здания церкви.

Храм постепенно приходил в запустение, и о его состоянии в конце 30-х гг. свидетельствует председатель Шерьинского с/с Азанов А.И.: "...в окнах стекла приломаны, летают туда птицы, краска вся опревает и опадает. Вообще помещение пустующее и не дает никакой пользы населению".

В течение I939-I940 гг. во всех колхозах Шерьинского с/с прошли собрания колхозников, служащих, рабочих и единоличников, где решалась судьба Одигитриевской церкви. В целом собравшиеся единодушно голосовали за закрытие церкви и передачу ее помещения в распоряжение Шерьинского с/с под "культурное учреждение" (школу или клуб). Колокольню предлагали использовать под "механизированную сушилку для сушки зерна колхозами".

В апреле 1940 г. Шерьинский с/с на основании решений общих собраний колхозников закрыл церковь и переслал свое решение на утверждение Нытвенского райисполкома.

17 апреля того же года Нытвенский райисполком утвердил решение Шерьинекого с/с о закрытии Одигитриевской церкви на том основании, что за это решение голосовало 307 человек из 410 пользующихся избирательным правом.

В течение длительного времени Облисполком Молотовской области не давал санкции на закрытие церкви, отправив 5 июля дело для до оформления. В сопроводительной записке отмечалось, что до решения облисполкома "здание церкви, имущество и ценности должны находиться в пользовании верующих и ломать колокольню церкви исполком облсовета запрещает".

Дело закончилось тем, что Нытвенский райисполком, по решению которого в райцентре началось строительство двухэтажной школы на 400 мест, не рассчитал ограниченные возможности своего кирпичного завода и строительство школы находилось под угрозой срыва. Единственный выход из создавшегося положения райисполком видел в разрушении части Шерьинской церкви: "Здание Шерьинской церкви кирпичное, построено несколько сот лет тому назад, стены его толщиной два метра. Часть здания... колокольня отстоит от основного служебного здания совершенно отдельно через коридор, что дает возможность разломать колокольню и кирпичи использовать под строительство Нытвенской школы".

15 августа 1940 г. облисполком Молотовской области в своем решении за № 952 удовлетворил "ходатайства граждан Шерьинского с/с и исполкома Нытвенского райсовета... о закрытии церкви с. Шерья..".

К фактическому изъятию здания и имущества Одигитриевской церкви местным властям разрешалось приступить только после соблюдения всех формальностей, как-то получение расписки от церковного совета и т.п. При ликвидации культового имущества предписывалось "строго руководствоваться постановлениями ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г.".

При ликвидации "культового имущества" Шерьинской церкви местными властями допускались нарушения закона. Так например, по сообщению директора Молотовской художественной галереи Серебренникова Нытвенекий райфинотдел не давал возможности вывозить музейные предметы Шерьинекой церкви без уплаты за эти предметы (деревянные скульптуры и т.п.).

11 октября 1940 г. специальным разрешением облисполкома Молотовской обл. местным властям давалась санкция на "ликвидацию культового имущества и переоборудование здания церкви по назначению".

С тех пор Одигитриевекая церковь уже не использовалась, как культовое здание. Длительное время до начала семидесятых годов в церкви располагался клуб, при этом зданию был нанесен большой урон: обрезаны металлические связи, что привело к трещинам в стенах, исчезли церковные фрески.

В 1990 г., стараниями пенсионерок Валентины Павловны Гуляевой и Елизаветы Васильевны Березовской, беженки из Ташкента, с помощью директора АКХ "Шерья" Владимира Степановича Попова, удалось с большим трудом добиться разрешения на открытие церкви, началось возрождение храма. Епископ Пермский и Соликамский Афанасий помог с иконами. Батюшка из Усть-Сынов начал проводить под сводами церкви службы.

В 1991 г. творческий коллектив проектного предприятия "Феникс" в составе архитекторов Сорокина С., Елембаева Л.К. и историка Гайсина О.Д. выполнил проектно-исторические работы с целью реставрации здания церкви. В этом же году поднялись леса вокруг главного купола. Реставраторы из пермского кооператива "Альпинист" старались до холодов закрыть здание, застеклить окна, установить двери, чтобы зимой можно было вести основную отделку. Реставрационные работы продолжались с 1991 по 1998 гг.

Решением Малого Совета Пермского облсовета от 20.05.93 за №683 Одигитриевская церковь с. Шерья Нытвенского района признана памятником архитектуры Пермской области.

К 1996 г., после освящения храма, в восстановлении стали активное участие принимать местные жители, прихожане и благотворители. В числе последних - агентство "Римэкс". В этом году праздничную литургию, посвящённую Рождеству Богородицы, отслужил архиепископ Пермский и Соликамский Афанасий. В 1999 году, в канун Рождества Христова, в обновлённом храме состоялась Божественная литургия с соборным богослужением во главе с Благочинным округа, настоятелем храма Святой великомученицы Екатерины отцом Виктором.

Особая роль в истории возрождения Одигитриевской церкви принадлежит священнику Шерьинского храма отцу Марку, который 3 января 1999 года отслужил первую здесь свою литургию. Благодаря неустанным его трудам храм постепенно приобретает первозданный вид, растёт паства. Прихожанами храма считают себя не только жители Нытвенского района, но также из Перми, Кунгура и других городов Пермской области. Для венчания к о. Марку молодожены приезжают даже из Коми-Пермяцкого округа и соседних областей. В храм люди идут и когда идёт служба, и когда службы нет. Здесь всегда много детей из окрестных деревень. Отец Марк хороший рассказчик, умеет увлечь людей полезным делом. Именно он освятил первый костыль на строящейся железной дороге "Белкомур".

В 1940 году разрушена колокольня и деревянный переход между церковью и колокольней, позднее утрачена церковная ограда, которая сейчас восстанавливается.

Проект реставрации выполнен архитекторами Л. Елембаевым, С. Сорокиным, исследователем О. Гайсиным в 1991 г. Реставрационные работы осуществлялись в 1991-1998 гг. (занял 2-е место на Конкурсе по реставрации и восстановлению памятников истории и культуры Пермской области "Реставрация-2000" в номинации "Лучший проект реставрации (реконструкции) памятника". Выставка конкурсных работ проходила в помещении Областного центра охраны памятников 29 ноября - 1 декабря 2000 г.)

Планировочная структура церкви - традиционный "корабль". Длина здания по оси - 43, ширина - 13 м. Церковь построена из большемерного кирпича с применением в декоративных элементах фигурного. Фундаменты бутовые, кровля металлическая.

Объёмно-пространственная композиция памятника традиционна для сельских церквей Русского Севера. К двухъярусному кубу основного храма - "четверику" (длина сторон куба - 13, высота по закомаре - 16 м), примыкает с востока одноэтажная пониженная пятятигранная апсида (длина 8,4 и ширина 4,6 м). Высота нижнего яруса по карнизу - 5 м. Высота храма без главки 30 м. (с крестом - 34 м.). Завершение храма в виде малого восьмерика является особенностью памятника, скорее характерной для сельских храмов Вятской земли этого периода.

С запада к четверику примыкает одноэтажная трапезная. В 18 веке над ней была устроена колокольня. В 1854 г. колокольня, вследствие "важных в ней трещин", помощником инженера палаты государственных имуществ Пермской губернии Каппачио, была признана "близкой к разрушению". Колокольня была разобрана до трапезы. В I859-I867 гг. была построена новая колокольня в 6 саженях (12-13 метрах) от церкви. Позднее между церковью и колокольней была построена стеклянная галерея. В настоящее время галерея и колокольня отсутствуют.

Одигитриевская церковь интересна своим характерным для большой группы памятников Вятки 18 в. декором - каннелированными пилястрами верхнего яруса четверика, подкарнизным поясом с "триглифами" и "метопами", плоскими "ушастыми" наличниками.

Здание Одигитриевской церкви хорошо сохранивший свой первоначальный облик уникальный памятник истории и культуры Прикамья с ее богатой историей существования и своеобразной архитектурой.

Еще в 1929 году Шерьинская церковь значилась в списке памятников истории и архитектуры, однако в 1955 году Нытвенский райисполком на запрос уполномоченного областного совета по делам религии ответил, что в Нытвенском районе действующих церквей и молитвенных домов нет (ГАЛО ф. Р. 1204. Оп. 1а, в л. 32). И как следствие церковь уже не считалась памятником. В 1974 году группа охраны памятников истории и культуры при Пермском облисполкоме рассматривала этот вопрос, но за неимением исходных историко-архивных материалов не смогла определить значимость церкви, как памятника истории и культуры.

Принят на государственную охрану Решением Малого Совета Пермского облсовета от 20.05.93 №683.

Распоряжением губернатора Пермской области №713-р от 5.12.2000 г. включён в Государственный список памятников градостроительства и архитектуры Пермской области местного (областного) значения.

Добавить фото Редактировать страницу