Сайт - Санкт-Петербургские епархиальные ведомости.
Преподобномученика Трифона Городецкого часовня.
Лужский район, Городец село.

Ныне это село и погост. Первые постройки на Городецкой горе относились еще к IX веку, это было древнее городище[1]. Некогда здесь была крепость, возведенная по типу древнерусских укреплений. Ее пытались разрушить крестоносцы, шведы, литовцы. В «Историко-статистических сведениях по С.-Петербургской епархии» приводятся следующие свидетельства по истории Городца и других погостов Лужского уезда: «Лужский уезд с доисторических времен служил территорией, обеспечивающей славянскому племени выход к Балтийскому морю, поэтому по реке Луге были исконные значительные поселения, которые, вообще, первоначально шли по рекам. Уже св. кн. Ольга, по летописному сказанию, установила погосты, дани и оброки по реке Луге.

С развитием торговой и гражданской жизни Новгорода, весь край полужский вошел в состав его ближайших владений, кроме Заплюсской части, принадлежавшей Пскову. Западная часть владений была особенно ценна для Новгорода, так как через нее проходил ближайший путь к Пскову и самый прямой и безопасный торговый путь с Ганзою, как сухопутный, так и водный, по рекам Оредежи и Луге, до устья Наровы и Финского залива. Для защиты этого водного пути новгородцами был построен пригород с крепостью на берегу реки Луги, - Ям, который в 1384 г.[2] был обнесен каменными стенами. В административном отношении при Новгородском владычестве часть Лужского уезда по правому берегу Луги принадлежала к Полугской половине Водской пятины, между Лугою и Плюссою - к Залесской половине Шелонской пятины, которые вместе с пятинами были подчинены власти старост городских концов Новгорода, а именно - Неревского и Загородного.

Из писцовых книг Водской и Шелонской пятин видно, что земли и угодья Лужского уезда были в это время владением новгородских знаменитых монастырей, именитых граждан и купцов Новгорода. Со времени же покорения Новгорода Иоанном III, в 1478 г., вместе со всею новгородскою областью Лужский уезд перешел под власть московских царей, которые, как видно из писцовых книг, значительную часть земельных владений в уезде владычных, монастырских и в особенности именитых граждан, за выселением последних внутрь московского государства, отобрали на имя великого государя и раздали их владения боярам, дворянам и служилым людям из московского государства, чем много содействовали упрочению государственной власти и объединению новоприсоединенного края с центром.

В Смутное время этот край вместе с Новгородом был завоеван в 1609 г. шведскими войсками под водительством Делагарди. Восемь лет продолжалось тяжелое владычество шведов. С учреждением в 1708 г. губерний Лужский уезд, в составе новгородской провинции, причислен был к Ингерманландской, названной потом Петербургской, губернии, а в 1727 г. из новгородской провинции была образована самостоятельная губерния. Наконец, при Екатерине II, при издании учреждения о губерниях, в 1780 г. окончательно сформировался Лужский уезд со всеми селениями, приписанными прежде к новгородскому и псковскому наместничествам. В этом же году Луга, бывшая прежде сельцом Лужским в Дремяцком погосте новгородского уезда, переименована была уездным городом, который сначала был причислен к Псковской губернии, а в 1783 г. присоединен вместе с уездом к С.-Петербургской губернии.

Лужский уезд, как лежащий вблизи Новгорода и на прямом пути к нему от Пскова и моря Балтийского, был по этой причине местом враждебных столкновений и многократно подвергался неприятельским нашествиям и разорениям. Литовцы, Ливонский орден, поляки и шведы, враждовавшие с Новгородом и стремившиеся отодвинуть его от моря, при благоприятных обстоятельствах вторгались в ближайшие Новгородские владения по Луге, грабили, опустошали их жестоко. Так, например, в 1222 г. меченосцы, собрав ливов и латышей, обошли Псков и дошли до Новгорода, опустошая на пути своем жилища и храмы: так Ольгерд князь Литовский, в 1346 году, по словам новгородской летописи: «Взя Шелону и Лугу на щит», или по другому списку, «Взя Шелону до Гомеля (приводится искаженно, - в действительности Голина - села в устье реки Шелони при ее впадении в Ильмень-озеро - Ред.) и Лугу до Сабля». (Ист. госуд. росс. т. IV, примеч. 340). Особенно тяжело было время второй неудачной войны с Ливонским орденом и Польшей, когда полчища шведов, предводимые Понтусом Делагарди, опустошили северо-западные владения (всю Водскую пятину до самого почти Новгорода) а польско-литовские войска Батория, осаждавшего Псков, - юго-западные (Шелонскую пятину). Еще более продолжительному и тяжкому разорению подвергся край Лужский в Смутное время, когда шведы под начальством Якова Делагарди, завладев Новгородом и северо-западною его областью, в течении восьми лет особенно грабили и опустошали Лужский уезд, причем разорили и сожгли множество сел, деревень, монастырей и церквей (подробности см. в общей истории епархии, выпуск I, стр.4-24). Предания об этих бедствиях доныне крепко сохраняются в памяти народной, которая, забыв только национальное различие врагов прошлых, объединяет всех их под одним именем: «Литвы». Люди помнят про все курганы и могильные насыпи, остатки земляных укреплений и рвов, про этих безмолвных свидетелей прошлых бедствий края, которых много рассеяно по уезду, местные жители говорят: «Это от Литовского разоренья», равно как поныне можно слышать от них выражение «Литва наехала», употребляемое в приложении к неожиданному и большому собранию людей. Также точно сохраняются предания о кладах, зарытых в разных местах уезда в те же бедственные времена Литовского разоренья, о церквах, колокольный звон которых и по ныне слышен по временам из под земли и т.п.

О преподобномученике Трифоне Городецком, Лужском чудотворце, а также случаи молитвенной помощи святого. Санкт-Петербургские епархиальные ведомости.

Добавить фото Редактировать страницу