Боголюбско-Тишениновский женский монастырь.
Колокольня.
Уметский район, Оржевка село.

Оржевский Боголюбско-Тишениновский женский монастырь основан помещицей Марией Тишениновой. Внезапная смерть брата в 1854 г. и самоубийство младшей сестры Веры, произошедшее за год до этого, сделали ее владелицей небольшой деревни Тишениновки, расположенной недалеко от Оржевки, и прилегающих к ней обширных земельных угодий. В молитвенную память об умерших родственниках Мария Васильевна пожелала основать женскую обитель в своем родовом имении. Возможно, этому также содействовало общение с сестрами Кирсановского монастыря. В 1859 г. она подала прошение в Синод об открытии в ее поместье женской общины, для чего выделяла 200 десятин пахотной земли и 50 десятин леса, господский дом, флигель и обещала также построить дома для духовенства и обеспечить их землей. Перед смертью Мария Тишенинова продает В.С. Сосульникову 2137 десятин земли с тем, чтобы он после кончины бывшей владелицы подарил ее монастырю. Он так и поступил в 1866 г. А еще за два года до этого, указом от 20 ноября 1864 года, была утверждена сама Боголюбско-Тишениновская женская община. Особо оговаривалась возможность “поступить в общину не из монашествующих или рясофорных какого-либо монастыря, а собственно из лиц неопределенных еще указом...”[6]. Таким образом, с самого начала монастырь стал местом, где могли обрести приют девицы и вдовы из окрестных селений. В 1866 г. община насчитывала 25 человек во главе с начальницей монахиней Кирсановского монастыря Аполлинарией[7]. Ею были сооружены домовая церковь в бывшем барском доме, каменная ограда, два корпуса. Новую обитель не раз посещали тамбовские архиереи: Феодосий II, Палладий I и Палладий II. Умерла Аполлинария в 1879 г. Еще в 1873 г. заложили храм, строительство которого завершилось через восемь лет при начальнице Хионии[8]. В это время в монастыре проживало 150 насельниц. В 1886–1892 гг. была построена колокольня, двухэтажный корпус с приютом и школой. В 1899 г. открыли больницу.

В последние годы правления Аполлинарии II в среде сестер возникло недовольство, направленное против настоятельницы. Возбудила его казначея Серафима, подав жалобу на игуменью начальству. Было назначено следствие, возглавил которое архимандрит Иринарх. Оно продолжалось до смерти игуменьи в 1902 году. Теперь можно сказать, что не во всех предъявленных обвинениях игумения была повинна. Большую роль в конфликте сыграли личные обиды казначеи. Другая часть сестер (около 60-ти) во главе с монахиней Митрофанией полностью встала на сторону настоятельницы. То обстоятельство, что монастырь по своему составу крестьянский, тоже сыграло свою роль. Трудно было многим себя перевоспитать, отвыкнуть от вольной мирской жизни и беспрекословно подчиняться начальству. Аполлинария не раз прибегала к крайним мерам: выгоняла непослушных и посылала на черные работы непокорных. Видно, неудобна она была и для местных помещиков. Ведь монастырь крупный землевладелец и основной арендодатель в округе. Твердая политика игумении в этом вопросе, направленная не на пользу помещиков, не могла им нравиться. Неслучайно, что в конфликт вмешался местный землевладелец Герхен. Он заявлял, что Аполлинария “силою своего характера подавляет всех сестер, которые, по их выражению, боялись ее больше Самого Бога... Решительный и гордый нрав ее дает чувствовать себя даже и нам, живущим вне монастыря”[9].

После смерти Аполлинарии назначили новую начальницу. Ею стала игуменья Тулиновского монастыря Агния[10], человек активный и деятельный. Ее трудами к 1904 г. закончили роспись храма, вызолотили кресты, отремонтировали трапезную, приют, рукодельный корпус. Провели паровое отопление в церковь.

В 1914 г. в обители состояло 46 монахинь и 194 послушницы[11]. В отличие от Кирсановского монастыря, главный источник здешних доходов — арендная плата за землю, 333 десятины которой располагались рядом, а 2121 десятина при д.Воронцовке. Еще сестрам принадлежало 200 десятин лесу по реке Вороне и усадьба (подворье) в Кирсанове. Монастырские земли были окружены крестьянскими участками и поэтому сдавались в аренду только крестьянам. Часто это могло быть убыточным, так как когда “урожай, крестьяне бывали исправными плательщиками, а когда нет — не платили”[12]. Плата за аренду одной монастырской десятины составляла 4–5 руб., при принятой в округе в среднем 10 руб., а у некоторых землевладельцев (например, Нарышкины)— 15–20 руб.[13], что создавало почву для конфликтов с помещиками. В 1902 г. монастырское начальство просило разрешить часть земли обрабатывать собственными силами. Дозволение получили. “Лучше самим обрабатывать, чем терпеть прижимки от арендаторов”, — писал игумении архиерей[14].

Особого напряжения обстановка достигла в 1905 г., когда Оржевский монастырь оказался в центре аграрных беспорядков. Ужасы погрома не коснулись обители. Однако, возникла опасность другого рода. Еще в 1904 г. монастырская земля была сдана в аренду на 6 лет крестьянам Кирсановского уезда А. Шевцову и братьям Соболевым. Они уплатили за первый год, а за второй платить отказались, “ввиду угроз со стороны крестьян”[15]. В 1907 г. игуменья обратилась к начальству со словами: “Монастырь остался без всяких средств к существованию. До сего времени в лавках мы все брали в долг, а ныне, вследствие неплатежей, из лавок нам перестали отпускать в долг”[16]. А крестьяне тем временем “с вожделением взирают на нашу землю и ждут не дождутся, когда она перейдет в их руки”. Начальство разрешило продать часть земли, что игуменья Агния и сделала 26 марта 1907 г.

Благотворительность — одна из сторон монастырской жизни. В 1904 г. в школе-приюте Оржевского монастыря обучалось 12 девочек в возрасте от 9 до 12 лет. Только за 1904 г. в монастырской больнице приняли 1098 человек и 20 человек лечилось стационарно. Обитель откликалась на нужды общества: в 1877 г. пожертвовала 52 аршина холста, 7 рубашек, 2 простыни и корпии Кирсановскому отделению попечительства о больных и раненых; в голод 1891 г. сестры принимают в приют девочку-сироту. Монахини жертвуют на церковь 1-го духовного училища в Тамбове, на миссионерско-псаломщицкую школу, на постройку Ашхабадского собора, на общество слепых. В 1891 г. архиерей объявил “искреннюю благодарность настоятельнице за ее доброе отношение к детям”[17]. Внутренняя жизнь обители протекала сообразно монастырскому уставу. Читалась “неусыпаемая” (т.е. постоянно) Псалтырь с поминовением усопших и акафистом перед главной святыней монастыря — Боголюбской иконой Божией Матери. Подарена эта икона была московской купчихой Т.Д. Зотовой в 1864 году. На престольный праздник обители 1 июля (ст.ст. 18 июня) всегда бывало много народа.

Из личностей Оржевского монастыря, отмеченных высокими духовными дарованиями, стоит отметить схимонахиню Дорофею. Однако подробностей ее подвижнической жизни в обители мы не знаем.

http://www.krotov.info/history/19/55/1999kirs.html

Добавить фото Редактировать страницу