Свято-Троицкий собор.
Моршанск город.


В 1827 году, представители Тамбовской епархии присутствовали на освящении Преображенского собора в Санкт-Петербурге, который был возведен по проекту известного русского зодчего В.П.Стасова. Храм поразил святых отцов своим величием и великолепием, поэтому они единодушно решили построить такой же и на Тамбовщине.

Выбор их пал на Моршанск, и когда об этом стало известно, городские купцы «замахнулись» на собор красоты невиданной, и чтоб непременно был выше «Исаакия» (Исаакиевского собора в Петербурге). Однако их планам было суждено осуществиться только наполовину — 5 декабря 1830 года император Николай I проект утвердил, но сделал приписку: «Выше Исаакия не строить».

Автор данного проекта до сих пор неизвестен, однако многие считают, что им был знаменитый Стасов (чуть ниже архитектор сам опровергнет это ошибочное мнение). Перед началом строительства заинтересованное городское общество обратилось к Стасову с многочисленными вопросами о толщине стен будущего храма, устройстве куполов, колонн и т.д. Василий Петрович ответил по существу, подробно и на чертежах написал: «Архитектор Стасов считает обязанностью уведомить, что планов для этого собора не сочинял, а видит, что они составлены по подражанию Преображенскому собору и С. Троицы в С.-Петербурге, но в некоторых частях неправильны, без рассмотрения внутреннего обзора постройки, а именно...». К слову, несколько лет спустя замеченные Стасовым досадные просчеты едва не приведут к разрушению недостроенного храма, но об этом позднее.

В 1834 году городское общество выкупило у купцов и мещан землю на берегу Цны, можно было приступать к строительству храма. Но горожане почему-то жертвовали на собор не очень щедро — к 1836 году было собрано всего 56 тысяч 180 рублей. И неизвестно, чем бы все дело кончилось, если б не 200 тысяч, пожертвованные купцом второй гильдии Егором Ивановичем Платицыным. Вот какую запись он сделал в Соборной летописи: «1836 года марта 22 дня я, нижеподписавшийся, жертвую на построение нового храма во имя Святые Троицы денег двести тысяч рублей, каковую сумму по требованию строителя выдавать под расписку его по мере надобности с тем, чтобы городское общество более сей пожертвованной мною суммы после сего от меня не требовало...».
Значительность платицынского пожертвования, видимо, убедила горожан в реальности задуманных планов — к 9 апреля 1836 г. сумма собранных денег составляла уже 296 тыс. 127 руб. 75 коп. Наконец, 10 июня того же года грандиозное строительство началось. B 1857 году храм во имя Святые Единосущные и Животворящие Троицы был освящен. 24 ноября того же года в нем состоялась первая служба.

Нельзя не помянуть добрым словом нижегородского крестьянина Степана Васильевича Люлина. Только благодаря его смекалке и находчивости строительство собора не затянулось на «лишние» годы. Однажды было замечено, что громадные столбы, поддерживающие своды храма, начали оседать, расходиться в разные стороны, грозя зданию общим разрушением. Увы, архитекторы не могли предложить ничего дельного, кроме разборки сводов и злополучных столбов. К счастью, выход все же нашелся. Степан Васильевич решил опутать столбы толстыми железными прутьями и стянуть их между собой. Работы продолжились.
Собор имел три иконостаса: главный престол — Троицкий, левый — Александра Невского, правый — Казанской Божией Матери. Иконостасы выполнялись в московской мастерской, иконы писал столичный иконописец Борисов.

Богатым внутренним убранством Свято-Троицкий собор обязан многим состоятельным горожанам. Например, пятиярусный иконостас в главном алтаре устроен усердием купца Максима Кузьмича Платицына. В правом, Казанском пределе — почетным гражданином Гавриилом Ивановичем Котельниковым; в левом, Александро-Невском — почетным гражданином Александром Михайловичем Серебряковым.
Пол в соборе сначала был белокаменным, затем его выложили метлахской плиткой (кстати, замечательно сохранившейся и в настоящее время). Купола венчали кресты из золоченого железа . Главный купол также был золоченым, остальные сделаны под серебро. Высота собора составляла 75,6 м, полезная площадь — 2500 м. Своды храма освещало паникадило в 60 пудов весом с 52 серебряными подвесками работы московского мастера Марухина.

В больших соборных подвалах, как известно, моршанцы прятали сундуки «с добром» от пожара 1875 года. Позднее там же хранилась библиотека моршанской группы РСДРП после поражения революции 1905-1907 гг. В соборном приходе имелась и часовня. Ее построили в память об избавлении жителей от жестоких эпидемий холеры 1854 и 1858 гг.
... В годы советской власти Троицкий собор был закрыт — в 1937 г. В 39-м с него сорвали купола, а само здание стало использоваться как складское помещение. В те годы собор являл собой жалкое зрелище — выбитые стекла, уничтоженная кое-где уникальная плитка на полу, разворованное убранство...

Только в конце 80-х годов прошлого столетия начались реставрационные работы по восстановлению малых куполов, крыши, ремонту большого купола, колоннады, калориферного отопления... Сделано было немало, но собор отчего-то загорелся. Огонь уничтожил многое из того, что удалось восстановить. В то время немногие верили, что главный храм города обретет прежний величественный вид. Однако благодаря Божьему промыслу собор был-таки восстановлен. Этому во многом способствовали передача храма весной 1990 года православной общине, безвозмездная помощь городских предприятий, пожертвования горожан.

По материалам газеты «Согласие» г. Моршанск
Автор Н. ЧУЖЕНЬКОВА.

Фото из архивов Моршанского иcmорико-художественного музея, Д. Ляпина и Государственного русского музея.

В публикации использованы документы Моршанского историко-художественного музея, очерк И. Озарнова «Торжествуй же, истина, над беспамятством», воспоминания А.М.Хомутинниковой, Л.М.Морозовой, Б.П.Макова.
http://www.morshansk.ru/history/page.php?id=soglasie&a=street_krasnaya



Фотографии



← Предыдущая страница
Тамбовская область.
Следующая страница →
Тамбов город, Горького улица, 3.
Реклама: золотые цепочки на заказ