Свято - Троицкий храм.
Новоаннинский район, Филоновская станица.

История храма, правильное название которого Троицко-Параскевский, началась в 1728 году. По благословению архиерея в этом году в станице Филоновской была построена деревянная церковь. Из-за постоянных наводнений станицу переносят на версту вверх по течению и вместе с ней и храм. Но, вместо прежней деревянной церкви, казаки ставят каменную с двумя Пределами. В 1795 году освящают зимний Предел во имя Великомученицы Параскевы Пятницы, спустя три года и летний – во имя Святой Троицы.

Начиная с 1803 года, Троицкая церковь в своём благочинническом округе имела наибольший приход и число священноцерковнослужителей. Так, согласно клировым ведомостям за 1805 год, в Троицкой церкви служили три священника, два дьякона, три дьячка и три пономаря. В 1803 году к приходу Троицкой церкви относилась станица Филоновская и четыре соседних селения. До 1837 года в Троицкой церкви служили священники, знавшие грамоту, но не имевшие специального духовного образования. В 1837 году в связи с увеличением в Троицком приходе жителей, а также необходимостью в грамотном законоучителе для открытого в 1836 году приходского училища, в штат была введена должность четвертого священника, и впервые в Троицкой церкви появился священнослужитель, имеющий специальное духовное образование.

Помимо службы в церкви священники Троицкой церкви вели акты гражданского состояния, были непременными членами церковно-приходского попечительства, основывали учреждения, преследующие благотворительные цели, принимали участие в переписи населения, заведовали церковно-приходскими школами, преподавали Закон Божий. В знак отличия сана священникам многим священникам предоставлялось право носить серебряный наперсный крест.

В 1857 году к приходу относится стацица Филоновская и еще двадцать хуторов. В 1875 году в Троицком приходе было образовано приходское попечительство. Его первым председателем был избран есаул Алексей Евдокимович Ежов. В 1902 году открыта церковно-приходская школа. Кроме этой школы в приходе имелось две школы грамоты: в хуторах Роговском и Саломатинском, в которых духовенство преподавало бесплатно. В Филоновском приходе имелось также два светских учебных заведения: приходское мужское училище и женское 3-го разряда.

Уже в 1902 году храм становится непоместительным, так как число прихожан достигает цифры почти в двенадцать тысяч человек. Поэтому возводятся церкви в соседних хуторах.

Приход к власти большевиков кардинально изменил правовое положение Церкви. В 1930 году здание Троицкой церкви заняли под зернохранилище. Всех священников сослали с семьями. К сожалению, судьба ни одного из них не известна. Через два месяца по ходатайству прихожан здание было очищено от зерна и 28 апреля того же года снова передано в пользование верующих. Делается большой ремонт.

До января 1930 года в приходе Троицкой церкви видную роль играли обновленцы. Но с этого времени приход вернулся в лоно Русской Православной Церкви.

Новые гонения начались в 1933 году. 23 марта в церкви был произведен обыск. Были изъяты церковные деньги, здание церкви закрыто и опечатано, священнослужители и члены церковно-приходского совета арестованы. Но закрыть Троицкую церковь местным властям удалось только в 1937 году. Они продали её здание колхозу имени Ворошилова (станица Филоновская) за тридцать три тысячи рублей. К тому же летом 1934 года церковь была ограблена на сумму пять тысяч рублей, и теперь прихожане, помимо арендной платы, должны были возместить этот долг. Собрать необходимую сумму к назначенному сроку не удалось. И это позволило местным властям просить Сталинградский облисполком закрыть Троицкую церковь и разрешить использование ее на культурные нужды села, постройку клуба. Вероятно, после этих решений на территории храма поставили большой экран, и стали показывать фильмы. Война способствовала росту религиозности населения. 27 июля 1945 года Троицкая церковь снова была открыта. В 1948 году на Пасху присутствовало две с половиной тысячи человек. В течение 1961-1962 годов в Волгоградской области было закрыто восемь православных церквей и в том числе Троицкая церковь в станице Филоновской. Троицкая церковь пустовала не долго. По настоятельным просьбам верующих Волгоградский облисполком был вынужден принять решение об открытии храма 31 марта 1965 года. С тех пор Троицкая церковь уже никогда не закрывалась.

От начала до 1917 года.

Станица Филоновкая находится под 42о 34’ 59’’северной широты 60о 23’ 47’’ восточной долготы на левом берегу реки Бузулук. На месте ровном и низменном. Эта лучшая из Бузулуцких станиц. Когда и кем она была основана неизвестно. Однако в 1685 году она уже существовала (Донские Войсковые ведомости за 1885 год № 7). Первоначально станица находилась тоже на левом берегу реки Бузулук на версту ниже настоящего поселения, от наводнения же, как говорит предание, около 1790 года перенесена на настоящее место (Донесение окружного начальника 1888 года). Станица Филоновкая делится на две части – Осиновка и Ерик.

B 1728 году в этой станице по благословенной грамоте епископа Льва, была освящена деревянная церковь во имя Святой Великомученицы Параскевы, нарецаемой Пятницы (Консисторский архив, свидетельство 19, Дело Филоновской станицы № 58). Вследствие ветхости она была перестроена. 13 мая 1793 года вместо нее тщанием прихожан заложена каменная церковь во имя Святой Троицы, с пределом Святой Великомученицы Параскевы. Он был освящен 1 июля 1795 года, главный же предел - в 1798 году. «Здание каменное с таковою же колокольнею, крепка, покрыта железом, главы и кресты вызолоченные, ограда около ней каменная».

Церковь имела богатую утварь: «замечательное по массивности четырёхярустное, в сорок свечей, медное, посеребренное паникадило весом 22 пуда (1 пуд около 16, 38 кг), а также древние книги: Творения св. отец 1666 года, Служебник 1699 года, Постная Триодь 1704 года, Минея Месячная 1741 года» (Из описи церковного имущества за 1853 год). В память Отечественной войны 1812 года хранился серебряный Святой крест, с черновым изображением распятого Христа, и частицами мощей Святого Иоанна Милостивого, принесённый казаками (Из описи церковного имущества за 1897 год). Копии метрических книг хранятся в церковном архиве с 1779 года. При этой церкви была устроена деревянная богадельня на пятнадцать человек и четыре каменных лавки, крытые железом, которые отдавались в наем в пользу церкви (Клировые Ведомости 1800 года).

Начиная с 1803 года, Троицкая церковь в своём благочинническом округе имела наибольший приход и число священноцерковнослужителей. Так согласно клировым ведомостям за 1805 год, в Троицкой церкви служили три священника: Нестер Васильев, Иаонн Романов и Филипп Максимов; два дьякона Давид Аникеев и Иван Нестеров; три дьячка Фёдор Титов, Степан Аникеев и Алексей Попов; а также пономари: Алексей Попов, Антип Пудовнин и Антон Аникеев. В 1798 году по общему согласию была выбрана просвирня - казачья жена Настасья Сычова, 16 лет.

В 1803 году к приходу Троицкой церкви относилась станица Филоновская и четыре соседних селения, что составляло тристо двадцать дворов, 1 631 мужчину и 1 716 женщин.

Согласно клировым ведомостям 1814 года, в штате прихода находись священник Иоанн Романов, священник Филипп Максимов, диакон Алексей Нестеров, дьячок Сергей Афанасьев, дьячок Антип Абрамов, пономарь Алексей Филиппов, пономарь Антон Аникеев. Указано также, что в 1810 году по общему согласию была избрана просвирня - казачья жена Евдокия Савельева, 51 года от роду. Собственной земли причт не имел, но «довольствовались в станичных юртах всеми выгоды наравне с казаками и получают главное довольствие их в скотоводстве и хлебопашестве».

До 1912 года своих домов у церкви не было. Священноцерковнослужители жили либо в собственных, расположенных на станичной юртовой земле, либо снимали квартиры за деньги. Лишь в 1912 году на церковной усадебной земле с помощью прихожан и церковного старосты был построен её собственный дом, в котором поселился настоятель Троицкой церкви, Филоновский Благочинный Сергей Иванович Архипов, за плату. Доходы церкви состояли из церковных и причтовых капиталов. Церковные суммы образовывались от продажи свечей и огарочного воска, пожертвований в пользу храма. До 1837 года в Троицкой церкви служили священники, знавшие грамоту, но не имевшие специального духовного образования. В 1837 году в связи с увеличением в Троицком приходе жителей, а также необходимостью в грамотном законоучителе для открытого в 1836 году приходского училища, в штат была введена должность четвертого священника, и впервые в Троицкой церкви появился священнослужитель, имеющий специальное духовное образование. Им был Алексей Фёдорович Трояновский, окончивший курс Воронежской духовной семинарии. Начиная с 1792 года, все священники Троицкой церкви не избираются, а назначаются либо войсковым, либо епархиальным начальством и, как правило, все они были из духовного сословия.

Помимо службы в церкви священники Троицкой церкви вели акты гражданского состояния, были непременными членами церковно-приходского попечительства, основывали учреждения, преследующие благотворительные цели, принимали участие в переписи населения, заведовали церковно-приходскими школами, преподавали Закон Божий. В знак отличия сана священникам предоставлялось право носить серебряный наперсный крест.

Церковный и причтовый капиталы содержались в государственной сберегательной кассе, а доходы с них поступали уже на выплату служителям и нужды храма. Средства на содержание белого духовенства состояли из казённого жалованья (священникам выплачивалось из местных средств до 900 рублей, дьякону - до 600, а псаломщику - до 300; доплачивали священнослужителям за уроки в министерских школах до 150 рублей), из земельных наделов и добровольных даяний, частично деньгами, частично зерновым хлебом и другими продуктами.

Судя по клировым ведомостям 1861 года, «на содержание священно и церковнослужителей жалования не получается, а содержатся доходами и трудами своими. Землей с прихожанами пользуются через полосно, без ограничения количества десятин».

Еще о самой церкви: «расстоянием сия Церковь от Консистории в 437-ми верстах, местный благочинный при сей Церкви. Ближайшия к сей Церкви суть: Преображенской станицы, Николаевский Молитвенный дом в 25, и Митрофановская церковь – в 30 верстах. Приписной к сей Церкви нет. Домовой в сем приходе Церкви нет. Опись церковному имуществу есть: сделана 1839 года, скреплена членами Донской Духовной Консистории, и утверждена печатию она. Приход и расходныя книги о свечной сумме, за шнуром и печатию Донской Духовной Консистории, даны в 1858 года. Ведутся исправно и хранятся в целости. Копии метрических книг с 1779 года хранятся в целости. Исповедныя росписи с 1812 года хранятся в целости. В обыской книге, выданной за шнуром и печатию Донской Духовной Консистории в1850 году, и скрепленной членами оной».

Другая обыскная книга церкви выдана из Донской Духовной Консистории в 1875 году под № 8960.

По штату 1857 года причта положено: священников четыре (Иаков Николаевич Петров, Иоанн Родионович Зимавнов, Димитрий Иванович Дионисьев и Михаил Варфоломеевич Смольянников), дьяконов - два (Василий Иванович Штурбин и Алексей Ильич Вилков), дьячков - четыре (Владимир Иванович Донецкий, Андрей Сергиевич Афанасьев, Стефан Афанасьевич Пудовкин и Андрей Якинфович Попов), и пономарей - три (Иван Яковлевич Кириллов, Андрей Стефанович Новокреповсков, Антоний Андреевич Васильев), также одно пономарское место зачислено за певчим Донского Архиерейского хора Петром Рудневым по его прошению, «с получением половинной части доходов». Просфирней по общему согласию в 1842 году определена казачья дочь, девица Анна Яковлевна Ивичева, 52 лет. В это время к приходу относится стацица Филоновская и еще 28 хуторов. Всего 1 119 дворов, в них 3 996 мужчин и 4 445 женщин. Раскольников и других сект в приходе нет. Чуть позже благочинным до 1868 года по распоряжению Епархиального начальства был старший священник Троицкой церкви Иоанн Фёдорович Петров.

В 1875 году в Троицком приходе было образовано приходское попечительство. Его первым председателем был избран есаул Алексей Евдокимович Ежов. Попечительство выделило
деньги на ремонт церкви, церковно-приходских школ, на свои средства построило здание для Филоновской церковно-приходской школы, которая был открыта в 1902 году.

Заведующим и законоучителем в ней был священник Иван Афиногенович Печерский, а учителем - диакон Алексей Александрович Благовещенский. Здание старой двухклассной школы перевезли в хутор Привокзальный. На 1912 год в церковно-приходской школе обучались сорок семь мальчиков, а с 1915 года появляются и девочки. Кроме этой школы в приходе имелось две школы грамоты: в хуторах Роговском и Саломатинском, в которых духовенство преподавало бесплатно.

В Филоновском приходе имелось также два светских учебных заведения: приходское мужское училище и женское 3-го разряда, в которых были заведующими учителя из педагогического отделения. С 8 декабря 1873 года законоучителем в Филоновском женском училище состоял священник Иоанн Фёдорович Петров.

Уже в 1902 году храм становится непоместительным, так как число прихожан достигает цифры почти в 12 000 человек. Поэтому возводятся церкви в соседних хуторах. Так в 1904 году в хуторе Саломатин открыт Николаевский храм, в станице Мартыновская в 1907 году перестраивается в каменную церковь Михаила Архангела (построенная в 1777 году). В 1909 году в хуторе Бочаров построен храм Апостола Иоанна Богослова. В 1917 году в приходе остаётся десять хуторов. Сокращается и штат служителей - до трех священников, одного дьякона и трех пономарей. В 1897 году епархиальным начальством благочинным был назначен настоятель Троицкой церкви станицы Филоновской Фёдор Иванович Ильинский, 1851 года рождения, сын дьякона, окончил Воронежскую духовную семинарию. Должность благочинного он занимал двенадцать лет, до 14 августа 1909 года, за что ему было пожаловано почётное звание протоиерея.

С 14 августа 1909 года и по 30 июня 1917 года Филоновским благочинным является священник Сергей Иванович Архипов, 1869 года рождения, сын псаломщика, закончивший Донскую семинарию. А с 1 июля 1917 года им становится настоятель только построенного Покровского храма в хуторе Громковском священник Александр Алексеев. На 19 июля 1918 года Филоновский благочинный совет имел состав: Благочинный Священник Александр Алексеев; Диакон Василий Пошутин; Е.С. Макеев; П.М. Королёв.

После революции. Советское время.

Приход к власти большевиков кардинально изменил правовое положение Церкви. Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 23 января - 5 февраля по новому стилю 1918 года Церковь была отделена от государства, а школа от Церкви. Провозглашалось невмешательство государства в дела Церкви, на практике же всё было иначе.

В 1930 году Троицкая церковь была включена в список храмов, подлежащих закрытию, несмотря на то, что, в списке зданий религиозного культа по состоянию на 8 июня 1930 года в ней было совершено 273 крещения, 10 венчаний, 15 очных и 612 заочных отпеваний, а также 1 110 прочих обрядов. 10 января 1930 года Новоаннинский райисполком, рассмотрев ходатайство Филоновского сельсовета, принял решение со следующей формулировкой: «принимая во внимание желание областного большинства верующих комунны АМО о закрытии церкви, просить окружной исполком о закрытии таковой с передачей здания под культурно-просветительские нужды». Не дождавшись подтверждения хоперского окружного исполкома, местные органы власти уже в январе 1930 года заняли здание Троицкой церкви под зернохранилище. Всех священников сослали с семьями. К сожалению, судьба ни одного из них не известна. Иконостас был разобран двумя комсомольцами, которые, не жалея, бросали его с высоты на пол, при этом он, конечно же, не уцелел. Часть икон и служебных книг была разобрана прихожанами по домам, часть - разграблена. Только в 1960-х годах священником Николаем Утемовым в подвале храма будет найден Поклонный Крест с Предстоящими.

Через два месяца по ходатайству прихожан здание было очищено от зерна и 28 апреля того же года снова передано в пользование верующих. Но фактически пользоваться им стали по получении распоряжения из Новоаннинского райисполкома 27 мая 1930 года за № 443 и по окончании ремонта, так как внутренние части храма были разрушены. До января 1930 года в приходе Троицкой церкви видную роль играли обновленцы. Узнав, что двое из приходских обновленцев находятся на скамье подсудимых и публично отреклись от веры в Бога, возмущенные прихожане разорвали отношения с обновленцами и вернулись в лоно старой патриаршей Церкви, вняв призыву архиепископа Сталинградского Арсения (Протокол постановления был принят Сталинградским архиепископом Арсением резолюцией от 2 июля 1930 года за № 86).

Но для прихода служение с обновленцами не прошло бесследно. На основании постановления центральной власти о регистрации религиозных общин к 1 января 1931 года, церковным советом прихода были составлены списки верующих с хуторов, в количестве несколько тысяч человек и представлены в Новоаннинский райисполком для перерегистрации. Каково же было удивление прихожан, когда они узнали, что райисполком администрации отложил регистрацию и заключение договора на неопределенный срок. Но, по истечении некоторого времени, церковно-приходской совет стал вновь просить о выдаче регистрационного свидетельства о заключении договора. Власти же снова отказываются заключить с ними договор на том основании, что в Троицкой церкви уже был зарегистрирован список обновленческой группы в составе сорока человек.

Кроме того, «один из двух вышеуказанных обновленческих служителей, некто Пируков Иоанн Григорьевич, озлобленный удалением из должности и тем, что Троицкая церковь перешла в руки старозаконников, начал свою враждебную деятельность. Прежде всего стал ездить по хуторам нашего прихода, собирая свой коллектив, угрожая, что если не допустят его служить, то он закроет церковь, а ныне служащих священников посадят в тюрьму. Набрав около сорока, большинство коих, как нам известно, были записаны без их ведома и согласия. Он представил этот список Новоаннинскому адм. отделу, который будто бы его и зарегистрировал. Спустя некоторое время, он лично явился в церковь, в которой объявил себя благочинным, и стал требовать ключи от храма и опись церковного имущества. Но, собравшись, народ с негодованием выгнал его. Не успев здесь ни в чем, он отправился в соседние хутора Альсяпинский и Саломатинский и, сделав ложное заявление в местную районную власть, при помощи последней удалил из обеих церквей священников-старозаконников. Раздражившись своей неудачей в ст. Филоновской, Пируков приводит свою угрозу в исполнение: делает донос, состоящий из сплошной лжи и клеветы, надлежащим органам на местную власть и на обоих священников, которых 21 сентября 1930 года арестовывают в городе Урюпинск, где они находятся под стражей до настоящего времени. Вместе со священниками были арестованы ктитор, председатель и члены церковного совета. Пируков же после этого пытался отобрать ключи от церкви, но безуспешно. Но теперь снова ездит по хуторам. Организовывает свой коллектив, стремясь скорее овладеть церковью» (Заявление от уполномоченных церковного прихода Троицкой церкви 27 ноября 1930 года). В этом же заявлении община снова просит себя зарегистрировать, на что получает отказ из НКВД РСФСР за подписью начальника оперуполномоченного Беликова.

Новые гонения начались в 1933 году. 23 марта в церкви был произведен обыск. Были изъяты церковные деньги, здание церкви закрыто и опечатано, священнослужители и члены церковно-приходского совета арестованы. К сожалению, их дальнейшая судьба не известна. В ответ на жалобу верующих, президиум Нижневолжского райисполкома был вынужден дать указания Новоаннинскому райисполкому впредь до его решения оставить церковь в пользовании верующих. Местным властям удалось закрыть Троицкую церковь только в 1937 году и продать её здание колхозу имени Ворошилова (станица Филоновская) за тридцать три тысячи рублей. При этом они ссылались на то, что были приняты постановления облисполкома. В действительности же, в постановлениях президиума Сталинградского облисполкома за 1937 год такое решение отсутствует. Надо сказать, что купив здание храма, председатель колхоза Селезнёв Андрей Федорович во многом спас его. По словам другого председателя этого колхоза Чернецова Алексея Ивановича, в то время ставился вопрос о взрыве храма, но так как по решению Селезнева здание храма уже использовалось как зернохранилище, взрывать его не стали. Два раза пытались сорвать с храма кресты, но безуспешно, после чего это дело оставили. Несмотря на то, что в списке церквей Сталинградской области по состоянию на 1 июня 1937 года Троицкая церковь значится как недействующая, службы в ней продолжались. В июне 1938 года умер местный священник, и на его место прибыл новый батюшка. Вновь райисполком отказался регистрировать приход на том основании, что летом 1934 года церковь была ограблена на сумму пять тысяч рублей, и теперь прихожане, помимо арендной платы, должны были возместить этот долг. Документально можно подтвердить не согласие с этим верующих. Очевидно, приходской общиной было отправлено письмо, на которое пришел достаточно резкий ответ:

«Представителю общины верующих хутора Филоновского Новоаннинского района Гражданину Картунову Тимофею Андреевичу.

На Ваше заявление о взыскании с Вас пять тысяч рублей, сообщаем, что райисполком имеет протокол общих собраний верующих от 22 октября 1938 года, в котором верующие признали эту задолжность, кроме того, верующие по договору обязались оплатить задолжность. Если Вы считаете, что протокол собрания и договор составлены неправильно, то вам следует обратиться в суд или немедленно погасить задолжность.

Секретарь члена президиума – Зиминков».

Можно предположить, что Зиминков намеренно называет станицу «хутором». Понижение в статусе населенного пункта говорит об его отношении к адресату.

Собрать необходимую сумму к 1 июня 1939 года не удалось. И это позволило местным властям просить Сталинградский облисполком «закрыть Троицкую церковь и разрешить использование ее на культурные нужды села, постройку клуба.

Председатель РИКа – Терехов

Секретарь президиума – Харитонов».

В ответ на это президиум Сталинградского облисполкома принимает постновление о закрытии Троицкой церкви:

«Постановление № 4 (копия) президиума Сталинградского областного исполнительного комитета № 56, параграф 45 от 19 октября 1939 года.

Ходатайству Новоаннинского райисполкома о закрытии Троицкой церкви ст. Филоновской. Принимая во внимание, что договор с общиной верующих был расторгнут, и по объявлению райисполкома желание взять в своё пользование не оказалось, Троицкую церковь закрыть и разрешить её использовать под клуб. Предложить райисполкому для ликвидации церкви строго руководствоваться статьями 36, 37, 41, постановлениями ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1939 года о религиозных объединениях. По истечении 15 дней со дня объявления постановления исполнительным органам общин верующих под расписку и до отсылки этой расписки, постановление в исполнение не приводить.

С обратной стороны:

Постановлнение Сталинградского облисполкома, помещенного на обороте сего о закрытии Троицкой церкви, получили 2 ноября 1939 года.
Исполнительный орган Троицкой церкви: Хвостова, Колобродова, Голубева, за неграмотную Лукину расписалась Юдина».

Вот указания и для Новоаннинского райисполкома:

«Сталинградский областной исполнительный комитет. Культовая комиссия. Дело № 23 о закрытии церкви Троицкой Филоново Новоаннинского района. Начато 22 апреля 1939 года, закончено 4 февраля 1940 года на 39 листах.

Записка от 22 октября 1939 года Новоаннинскому райисполкому.

Сообщаем, что на основании постановления президиума облисполкома № 56, параграф 45 от 19 октября сего года. По истечении 15 дней со дня объявления указанного постановления общине верующих под расписку, и отсылке той расписки, вы можете приступить к ликвидации церковного здания».

«В облисполком от Новоаннинского райисполкома Сталинградской области 2 ноября 1939 года ст. Филоновской.

Новоаннинский райисполком Сталинградской области при этом подтверждает исполнение постановления президиума Сталинградской области исполнительного комитета № 56 параграф 45 от 12 октября 1939 года о закрытии Филоновской Троицкой церкви, и врученного исполнительному комитету Филоновской Троицкой церкви 2 ноября1939 года по истечении 15-ти дневного срока, то есть 18 ноября 1939 года, приступим к ликвидации церкви. Председатель райисполком Янковский. Зав. Общим отделом РИКа Ракитянская».

Вероятно, после этих решений на территории храма поставили большой экран, и стали показывать фильмы.

Война способствовала росту религиозности населения. Постановление СНК СССР от 28 ноября 1943 года «о порядке открытия церквей» учитывало произошедшие перемены. Верующие станицы Филоновской тут же начали писать ходатайства о возвращении им храма. В 1943 году ими было подано семь заявлений, а в 1944 году – три, пять раз по этому поводу в станицу приезжали различные комиссии. Церковь к тому времени по описаниям была «освобождена от религиозных убор, ограды не имеется, колокола сняты, дом возле церкви, т. наз. караулка занят под медпункт», в самой церкви в 1944 году был открыт глубинный ссыпной пункт Саломатинского гурта. Требовался большой капитальный ремонт, поэтому церковь по решению совета по делам РПЦ была открыта лишь 27 июля 1945 года.

В 1948 году на Пасху в Троицкой церкви присутствовало две с половиной тысячи человек, среди них пятьдесят человек представители интеллигенции и пятьсот - молодежь и дети. В 1957 году уполномоченный по делам РПЦ при Сталинградском облисполкоме Косицын С.Б. отметил: «в хуторе Филоновском посещаемость церкви составляет 200-300 человек, а в большие церковные праздники от 1 000 до 3 000 человек. Кроме жителей х. Филоновского это жители г. Новоаннинсного и окружающих сел и хуторов Алексеевского, Бударинского, Киквидзенского района. Каждое Воскресенье в церкви совершается по 20-25 крестин младенцев и детей дошкольного возраста. Настоятель церкви Иван Иванович Медведев пользуется авторитетом у детей». Такое положение дел не могло не беспокоить комиссию правительства.

В 1960-х и начале 1970-х годов центральными и местными органами власти принимается ряд нормативных документов, направленных на ограничение активности церкви, вводятся новые советские обряды: комсомольские свадьбы, вечера посвященные регистрации браков, детей и так далее, с целью дискредитации церковных обрядов. Детей в храм не пускали. На каждом родительском собрании обязательно об этом поднимался вопрос. Все данные о крещаемых передавались старостой в сельсовет, оттуда - уполномоченному по делам религии (в то время Кирпичеву Николаю Васильевичу).

В городе Волгограде через Дом санитарного просвещения и Санэпидемстанции были сделаны химические и бактериологические анализы воды из церковной купели, использовавшейся при Крещении. Через детские консультации были проведены проверки состояния здоровья и факты заболеваний некоторых детей после Крещения в церкви. Было указано, что в церкви в соответствии с советским законодательством запрещено заниматься благотворительной деятельностью. Вследствие этого в Волгоградской области в течение 1961-1962 годов было закрыто восемь православных церквей и в том числе Троицкая церковь в станице Филоновской. Троицкая церковь пустовала не долго. По настоятельным просьбам верующих Волгоградский облисполком был вынужден принять решение об открытии храма 31 марта 1965 года. С тех пор Троицкая церковь уже никогда не закрывалась.

В храме Святой и Живоначальной Троицы после открытия в 1965 году, сменяя друг друга имели честь служить священник Николай Утёмов, священник Владимир Прудник, протоиерей Михаил Пруцков, протоиерей Константин Алесенко, иерей Виталий Лесняк.

Погост.

По словам Терникова Алексея Федоровича, захоронений на погосте в пределах двадцати. Это священники и церковнослужители, а так же прихожане, имеющие особые заслуги перед церковью. Так же похоронить своих родных можно было и за деньги (25 рублей). Все могилы имели памятники, окружены оградками. Но во время Великой Отечественной Войны в станице стоял третий эшелон, солдаты которого воспользовались каменными памятниками в качестве гнета для соления капусты и огурцов. С тех пор нам не известно местонахождение большинства захоронений. Сейчас на погосте Троицкой Церкви можно увидеть лишь четыре деревянных креста и два каменных памятника, явно потерявшие свои могилы.

Известно о нескольких последних захоронениях. Самое старшее из них - захоронение дьяка Иоанна Яковлевича Кириллова. После службы на праздник Рождества Пресвятой Богородицы в 1901 году отец Иоанн поехал на лошадиной телеге в хутор Роговский за десятиной. На обратной дороге он заснул. Лошадь, захотев пить, привезла телегу к реке Бузулук. Из-за крутого берега из телеги выпал спящий отец Иоанн, а на него сверху упал мешок зерна, который его и задавил.

Два рядом стоящие креста – это два друга, одногодки Алексей Иванович Бочаров и Антон Антонович Назаров. При жизни они имели кузню, были отличными мастерами своего дела. А.И. Бочаров даже имел диплом из города Урюпинска. Именно они ковали оградку перед солеей главного Предела, которая до сих пор стоит на своем месте. А.А. Назаров кроме этого еще и руководил церковным хором, сам пел великолепно. Накануне Рождества Христова 1925 года А.И. Бочаров лудил котёл и при этом надышался ядовитыми испарениями кислоты. Вернувшись со службы заболел и через тридцать пять дней умер от плеврита в возрасте 37 лет. Похоронили его 12 февраля. Осталась вдова с детьми. Его друг А.А. Назаров в этом же году по первой пороше пошел с собакой на охоту «на извоз» (1 км к востоку от станицы). У самодельного ружья курок находился с внешней стороны. Во время отдыха собака, ласкаясь, задевает за курок и ранит своего хозяина смертельно. Собака же привела родных к раненому. Вскорости он умер, тоже оставив вдову с детьми.

Известна еще одна история захоронения, могилы от которого, к сожалению, не сохранилось. В 1927 году на первый день Пасхи брат убил брата, привязал камень и бросил его в глубокое место Бузулука. Людей возмутило такое происшествие. Они достали из реки убитого Корниенко и похоронили его в церковной ограде, считая смерть его схожей со смертью Авеля, а следовательно благодатной, а жизнь его - значимой для Бога.

За период с 1927 года до середины 90-х захоронений не совершалось. В 1996 году был похоронен протоиерей Михаил Пруцков, при служении которого А.Ф. Терников был церковным старостой.

В 2006 году рядом с ним похоронена супруга отца Михаила Анна. Отпевали матушку её сын протоиерей Константин Пруцков, иерей Лин Жосан и иерей Александр Долецкий.

___________________________________________________

Выписка из Клировых ведомостей 1805 года.



1) Священник Нестер Васильев, 50 лет, произведен в чин в 1791 году, имеет грамоту, в чтении и пении достоин, в школах не бывал. Жена его: Анисия Фралова, 50 лет; сын – Андреан, 10 лет.

2) Священник Иоанн Романов, 40 лет, произведен в чин в 1799 году, имеет грамоту, в чтении и пении достоин.

3) Священник Филипп Максимов, 32 года, произведен в чин в 1801 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Дарья Тимофеева, 31 год. Дети их: Алексей, 13 лет; Илья, 10 лет; Иван, 3 лет.

4) Диакон Давид Аникеев, 34 года, произведен в чин в 1801 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Ирина Петрова, 28 лет. У них сын Василий, 4 года.

5) Дьячок Фёдор Титов, 44 года, определен в 1802 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен.

6) Дьячок Степан Аникеев, 29 лет, определен в 1792 году, имеет грамоту от войска Донскаго, в чтении и пении средствен. Жена его: Параскева Трафимова, 29 лет. Дети: Тит, 6 лет; Алексей, 4 лет.

7) Диакон Иван Нестеров, 26 лет, определен в 1803 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Ефросинья Осипова, 26 лет.

8) Дьячок Алексей Попов, 20 лет, определен в 1801 году, имеет войска Донскаго грамоту, в чтении и пении средствен. в школах не бывал. Жена его: Дарья Степанова, 20 лет.

9) Пономарь Алексей Попов, 21 год, определен в 1802 году, имеет грамоту войсковую, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Анна Егорова, 22 лет.

10) Пономарь Антип Пудовнин, 24 года, определен в 1801 году, имеет войска Донскаго грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Марья Семенова, 25 лет. У них сын: Иван, 1 год.

11) Пономарь Антон Аникеев, 16 лет, определен в 1801 году, имеет войска Донскаго грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал.



Выписка из Клировых ведомостей 1814 года.



1) Священник Иоанн Романов, 48 лет, произведен в чин в 1793 году, имеет грамоту, в чтении и пении способен, в школах не бывал.

2) Священник Филипп Максимов, 45 года, произведен в чин в 1801 году, имеет грамоту, в чтении и пении знающ, в школах не бывал. Жена его: Дарья Тимофеевна, 40 год. Дети их: Евдокия, 8 лет; Василий, 7 лет.

3) Диакон Алексей Нестеров, сын Васильев, 29 лет, произведен в 1807 году, имеет грамоту, в чтении и пении знающ, в школах не бывал. Жена его: Дария Стефановна, 32 года. Дети их: Федор, 8 лет; Василий, 6 лет.

4) Дьячок Сергей Афанасьев, 27 лет, определен в 1809 году, имеет войсковой канцелярии указ, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Стефанида Фатеевна, 27 лет.

5) Дьячок Антип Абрамов, 36 лет, посвящен в стихарь в 1807 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Ирина Егорова, 27 лет. Дети их: Афанасий, 15 лет; Ольга, 11 лет.

6) Пономарь Алексей Филиппов, 25 лет, посвящен в стихарь в 1807 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Екатерина Федоровна, 25 лет.

7) Пономарь Антон Аникеев, 28 лет, посвящен в стихарь в 1807 году, имеет грамоту, в чтении и пении средствен, в школах не бывал. Жена его: Ефимия Стефановна, 28 лет. Дети их: Филипп, 11 лет; Симион, 6 лет.



Выписка из Клировых ведомостей 1861 года.



1. В штате:



1) Священник Иаков Николаевич Петров и Благочинный, 51 год, священнический сын, из духовного звания. По окончании курса наук в Воронежской Духовной Семинарии уволен с аттестатом 1-го разряда 1838 года, июля 31 дня. Посвящен к Успенской Церкви слободы Добринской во священника; 1742 года, июля 30 дня по распоряжению Епархиального начальства перемещен в Николаевскую станицу к Николаевской Церкви для обращения раскольников к православию, где и проходил должность Законоучителя Николаевского Приходского Училища. 1845 года ноября 6 дня, по его прошению перемещен к Архангельской Церкви слободы Купавы; 1849 года, Епархиальным начальством возложено на него ежегодно отправлять в Русское Географическое общество сведения об определении климата; 1853 года, сентября 16 дня определен Благочинным; 1859 года, февраля 18 числа за долговременную и похвальную службу награжден набедренником; в этом же году 9 октября по распоряжению Епархиального начальства перемещен в Троицкую церковь; имеет бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте и светло-бронзовую медаль на Андреевской ленте в воспоминание войны, бывшей в 1853-1856 годах. Грамоту и указ имеет. Вдов. В семействе никого не имеет.

2) Дьякон Василий Иванович Штурбин. Дьяконский сын из приказно-служительскаго рода. По увольнении из Высшего отделения Воронежского Духовного училища 6 октября 1827 года, определен пономарем к Рождества-Богородицкой Церкви слободы Мачихи; 1828 года, июля 10 дня посвящен в стихарь с переименованием во дьячка; 1840 года, июля 16 дня, рукоположен к той же Церкви во диакона; 1847 года, мая 28 дня, за обучение детей прихожан по безмездному …. (оторвано) в означенной слободе, объявлено от Священнейшего…. (оторвано) Мая 6 числа, по прошению его перемещен в Троицкую церковь. Грамоту и указ имеет. В семействе у него жена Анна Даниловна, 51 год; Анна, 25 лет; Капиталина, 19 лет; Алексей, 14 лет, обучается в Зотовском училище в Среднем отделении на содержании отца; Иван, 9 лет, при отце обучается читать и писать.

3) Дьячок Владимир Иванович Донецкий, 27 лет, священнический сын из духовного происхождения. По исключении из Высшего Отделения Зотовского Духовного училища 5 декабря 1850 года, определен пономарем к Троицкой Церкви Нижнечирской станицы; 1852 года, апреля 5 дня, вызывае

Добавить фото Редактировать страницу