Дионисиево-Глушицкий Сосновецкий монастырь.
Сокольский район.


В научном архиве Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника хранится подборка из 17 документов, касающихся закрытия Дионисиева Глушицкого Сосновецкого монастыря . Она включает в себя тетрадь без обложки объемом в 4 листа, содержащую воспоминания председателя комиссии по ликвидации знаменитой обители и копии документов от августа - сентября 1924 года. Копии документов хранились в личном архиве Ивана Илларионовича Чуркина, который был помощником начальника милиции по политчасти Свердловско-Сухонского (в настоящее время Сокольского) района Вологодской губернии. В августе 1924 года по решению Свердловского РИКа он возглавлял комиссию по ликвидации Глушицкого Сосновецкого монастыря.

Глушицкий Сосновецкий монастырь был основан Дионисием при реке Глушице в 1420 году. При жизни преподобного Дионисия (умер в 1437 году) в нем существовало несколько келий и деревянная церковь Иоанна Предтечи. Царская грамота 1647 года предписывала, чтобы глушицкие игумены при соборных архиерейских богослужениях становились выше игуменов Корни-лиево-Комельской обители. До 1680 года небольшая пустынь была приписана к Покровскому Глушицкому монастырю, находившемуся в четырех верстах севернее. В 1744-1745 годах в Глушицах строится первая кирпичная церковь Дионисия и Амфилохия Вологодских чудотворцев с северным приделом Рождества Иоанна Предтечи и "входною трапезою". Над приделом располагались ризни-чья палатка и колокольня. В церкви находилась рака с мощами Дионисия и Амфилохия (канонизированы в 1547 году).

Первая половина XVIII века была периодом расцвета обители, число братии в которой доходило до 40 человек. Однако секуляризация церковных земель, проведенная Екатериной II, лишила монастырь главного источника его благосостояния. По штатам 1764 года монастырь стал третьеклассным, а количество монахов было сокращено до 18 человек.

Большие торжества, сопровождавшиеся строительными работами и заменами иконостасов, проводились в монастыре в начале XX века: в 1900 году - в связи с 500-летним юбилеем начала деятельности прей. Дионисия на Глушице и в 1912 году, когда отмечался юбилей Покровской обители.

История существования монастыря после 1917 года практически неизвестна. Документы из архива И. И. Чуркина позволяют нам воссоздать картину его закрытия в 1924 году.

12 августа 1924 года Свердловско-Сухонский районный исполнительный комитет назначил уполномоченного И. И. Чуркина председателем комиссии по проверке имущества Глушицкого Сосновецкого монастыря. Ему поручалось взять на учет все движимое и недвижимое имущество и выяснить на месте возможность закрытия обители.

На момент начала работы комиссии в монастыре проживало 11 монахов во главе с настоятелем отцом Никитой. На территории обители уже располагались сельскохозяйственная артель и детский дом для детей Поволжья, которые вступили во владение частью монастырского имущества.

В состав комиссии входили представители окрестных деревень, а также заведующие сельскохозяйственной артелью и детским домом. С первого дня работы ликвидационной комиссии в монастыре был установлен особый режим, запрещавший монахам выходить из обители, все ключи изъяты у ризничего иеромонаха Питирима, к воротам поставлен милиционер.

Два дня комиссия проработала в монастырской ризнице, взяв на учет более 1300 предметов, среди которых 116 риз, 186 епитрахилей, 95 поясов, 129 поручей, 14 пелен, 207 литургических покровцов. Далее перешли к проверке имущества в храмах и кельях монахов.

15 августа комиссия составила акт проверки движимого и недвижимого имущества монастыря, в который было включено 452 наименования предметов, общее число которых составило 3446. В акт входила и опись серебряных изделий, подлежавших конфискации. Общий вес серебра составил 38 фунтов 59 золотников (15,6 кг). Внимание лиц, осуществлявших изъятие ценностей, привлекали предметы, отличавшиеся весьма неказистым внешним видом. В опись были включены ковшичек без ручки, семь наперсных крестов, принадлежавших монахам, подставка для вазы, две лампады, несколько окладов икон (без пробы) и даже одна столовая ложка и сетка для чая. В ходе проведенного следствия настоятель и ризничий сознались в сознательном укрытии церковных ценностей, были арестованы и направлены в Вологодский губернский отдел ОПТУ.

В целях обеспечения сохранности имущества 16 августа комиссия приняла решение опечатать все задания монастыря, за исключением жилых помещений, сургучной печатью районной милиции и сдать ключи в районный исполнительный комитет. Все церкви временно закрывались в связи с отсутствием общины верующих.

21 августа остававшиеся в обители 9 монахов подали заявления о добровольном уходе из монастыря и покинули его, получив по 1 рублю на дорогу и по 1 пуду муки.

5 сентября на заседании президиума Сухонского РИКа было принято решение о ликвидации Глушицкого-Сосновецкого Дионисиева монастыря. Все постройки, включая церкви, передавались детскому дому им. В. И. Ленина для организации при нем культурно-просветительных учреждений для района. Движимое имущество монастыря было поделено между Глушицкой сельскохозяйственной артелью и детским домом. Серебро передавалось в доход республики. Ценные вещи (колокола, ковры, самовары, шелковые платки) рекомендовалось продать и вырученные деньги обратить на покрытие расходов культурно-просветительной деятельности и ликвидации неграмотности. Церковные облачения передавались в культурные учреждения района, в частности, в Сокольский Народный дом (по акту от 20 сентября туда поступило 707 предметов, в их числе 92 парчовых и шелковых ризы, 76 стихарей, 11 парчовых пелен с гробниц, 2 плащаницы, 75 воздухов, 38 покровцов, 111 епитрахилей, 66 набедренников и т.д.). Особо ценные вещи, отобранные заведующим художественным отделом И. В. Федышиным, были сданы в губернский музей по актам от 22.08., 29.08., 19.09., 21.09.1924 года.

22 сентября на основании личного приказа председателя РИКа Егорова бархатный малинового цвета балдахин-завеса от царских врат был использован для флагов комсомольцев и пионеров, а большая красная напрестольная ткань выдана для флага Мор-женгской ячейке РКП.

23 сентября председатель райисполкома Егоров и уполномоченные Глушицкой сельскохозяйственной артели Кузнецов и Мошин заключили договор о разборке колокольни бывшего монастыря, в соответствии с которым работы должны быть завершены не позднее января 1925 года. Полученный кирпич рекомендовалось раздавать беднейшему населению или продавать экономически сильным хозяйствам, а вырученные деньги употребить для улучшения бытовых условий сельхозартели.

4 октября ликвидационная комиссия постановила уничтожить через сожжение 140 бархатных, парчовых и шелковых сильно загрязненных риз, 60 препоясов, 10 набедренников, 20 орарей, 14 стихарей, 8 платков, а также другие единичные вещи, не имеющие никакой ценности, что и было приведена в исполнение во дворе бывшего монастыря.

Отношение жителей окрестных деревень к закрытию обители было отрицательным. 13 августа, на второй день работы комиссии, к монастырю пришла большая группа крестьян с просьбой разрешить молебен преподобным Дионисию и Амфилохию, однако до окончания работы комиссии им было в этом отказано. Позднее группа активистов пыталась организовать собрание крестьян и добиться отмены решения о закрытии монастыря (собралось 150 человек во главе с крестьянином Павловым), однако угрозы ареста и отправки в Вологду заставили их разойтись. 18 августа жители деревни Россохи обсуждали вопрос о монастыре, на собрании присутствовали делегаты от Боровецкого и Архангельского сельских советов. Решено было отправить ходоков в Москву для защиты обители. Собрание не было санкционировано местной властью, в связи с чем И. И. Чуркин предложил милиционеру Елагину провести дознание на предмет привлечения виновных к ответственности.

ПРЕПОДОБНЫЙ ДИОНИСИЙ, ИГУМЕН ГЛУШИЦКИЙ (+ 1437)

Память его празднуется 1 июня в день преставления, 16 июля вместе с Собором Российских чудотворцев, прославленных сет. Макарием в 1547 и 1549 гг.

В Спасо-Каменный монастырь, что на Кубенском озере, при игумене Дионисии Святогорце (память его 23 окт.) пришел некий вологодский уроженец и был пострижен с наречением ему имени Дионисий. Пробыв там 9 лет в иноческих подвигах, инок Дионисий с благословения настоятеля вместе со сподвижником своим, иноком Пахомием, удалился на пустынножительство в место, называемое Святая Лука, ибо там некогда был монастырь во имя св. евангелиста Луки. Пустынники соорудили храм во имя святителя Николая, а затем, оставив там старца Пахомия, прп. Дионисий углубился далее в лесные дебри вологодские и к вечеру того же дня остановился на ночлег на берегу реки Глушицы. Ночью в тонком сне он услышал звон колоколов и уразумел, что это место указуется ему Самим Господом для создания обители. Келью свою он соорудил, прислонив ее к стволу большой черемухи, и ягодами ее питался, а впоследствии давал их приходящим к нему больным, и те исцелялись. И до нашего времени ягоды эти сохранили свою целебную силу. Прп. Дионисий поселился в Глушице в 1393 г. Когда же стали собираться к нему ученики, то местный князь прислал дровосеков, и они очистили для обители место. А братия соорудили небольшую деревянную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы и братские кельи. Скоро братия умножилась, и вот однажды после долгой молитвы преподобный забылся тонким сном; тогда явился ему прекрасный юноша и повелел создать более просторную церковь, причем сказал ему: «Ты имеешь Заступницею и Помощницею Пресвятую Богородицу отныне и до века!» Преподобный очнулся и более не мог сомкнуть глаз, а после утреннего богослужения поведал свое видение братии, заключив свой рассказ словами: «Должно исполнить повеленное, призвав Господа и Его Пречистую Матерь, ибо Она будет помогать нам!» Церковь была создана и украшена иконами письма прп. Дионисия, ибо он был искусный иконописец и все умел делать своими руками — ковать медь и шить одежду. Так было положено начало созданию великой Глушицкой лавры. Было это в 1407 г. Местный князь Георгий Бохтюжский хотел дать на создание ее средства, но преподобный не принял их и лишь, видя теплую веру и усердие князя, согласился, чтобы он присылал братии пропитание.

Когда лавра стала многолюдной, то прп. Дионисий нашел на берегу той же Глушицы полюбившееся ему уединенное место, называлось оно Сосновец—от огромной вековой сосны, стоявшей там посреди болота. Прп. Дионисий соорудил там церковь во имя Предтечи Господня Иоанна и несколько келий для единомыслённых с ним братьев, ревновавших, как и он, о пустынном жительстве, и поселился с ними. Тогда он усугубил свои подвиги, питаясь лишь хлебом и водою, и все ночи проводил стоя на молитве. Там же он ископал себе собственноручно могилу, над которой часто молился. На молитве он простаивал иногда целыми ночами, невзирая на сильные морозы. Братьям он говорил так «Если не будет положено здесь тело мое, не останется здесь живущих, ибо пустынно и трудно место сие. Если же положено будет, то Бога ради не презрят места сего и меня; и с верою здесь живущие восприимут награду от Бога, а в страшный день Суда обретут себе Помощницею Владычицу, ибо потрудились в сей обители». Так и случилось: со временем лавра была запущена, а Сосновецкий монастырь продолжал существовать до последнего времени.

Всего прп. Дионисий создал пять мужских монастырей и один девичий — во имя святителя Леонтия Ростовского — для своих учениц и руководил ими всеми. Сам же он дважды посещал своего авву, архиепископа Ростовского Дионисия, бывшего игумена СпасоКаменного монастыря, в епархию которого входила и страна Вологодская. Святитель благословил его иконой Божией Матери и снабдил его монастыри церковной утварью. Среди учеников прп. Дионисия прославились святостью жизни своей: прпп. Макарий, Амфилохий и Тарасий (намять их 12 окт.), Григорий Пелыпемский (память его 30 сент.) и Филипп Рабангский (память его 14 нояб.). После кончины преподобного в лавру поступил прп. Стефан Комельский (память его 12 июня).

Учеников своих прп. Дионисий учил ничего не называть своим, непрестанно молиться и помнить о часе смертном, наипаче же всего учил их послушанию. Одному иноку, который наловил много рыбы без благословения, преподобный велел всю эту рыбу выбросить, говоря: «Сеющий от благословения, благословение и пожнет; послушания хочет Бог, а не жертвы!» У одного брата после его смерти нашли несколько монет; преподобный велел деньги эти выбросить вместе с телом этого ослушника и не сразу разрешил его и благословил его погребсти, дабы страхом навсегда уничтожить ослушание в обители. Но главной добродетелью прп. Дионисия было милосердие и нищелюбие. Однажды во время голода в монастырь собралось множество нуждающихся, и чем более их приходило, тем щедрее раздавал им преподобный монастырские запасы. Наконец пришел к нему эконом и сказал, что запасов более не хватает. Но преподобный возразил ему: «Вспомни слова Спасителя: „Не пекитесь о завтрашнем дне, ибо знает Отец ваш Небесный, что требуете всех сих, но ищите прежде всего Царствия Небесного, и все сие приложится вам" (см. Мф. б, 31—33). Будьте милостивы, как и Отец ваш Небесный. Ни о каком согрешении, кроме немилосердия, не слышали кроткого нашего Бога произносящим суд с таким гневом: „Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф. 25,41). „Суд без милости не оказавшему милости" (Иак. 2, 13). Избежим немилосердия и лености ко благим делам, ибо ничто не может так помочь нам, как милостыня, и милующий нищего взаймы дает Богу по слову Священного Писания».

Раз увели воры монастырских коней. Узнав об этом, прп. Дионисий сказал с улыбкой: «Если бы я обрел похитителей, то и еще что- либо приложил от имения нашего и с любовью искренно о них позаботился!» Но дело кончилось для похитителей плохо: они остановились на отдых в поле, где сушили колосья; внезапно колосья загорелись, и они еле спаслись бегством, а кони сгорели. Видя столь богоугодную жизнь прп. Дионисия, бесы злобствовали против него и раз, когда он еще жил на Глушице, они бросили его под пол и придавили половицей, так что ученик его Макарий нашел его еле дышащим. Предвидя свою близкую кончину, прп. Дионисий избрал себе в преемники своего ближайшего помощника — Амфилохия. Сам же много молился о братии Пресвятой Богородице и однажды после такой молитвы в тонком сне услышал глас: «Услышана твоя молитва о братиях, и Я неотступно буду пребывать в сей обители, охраняя ее от всякого зла и оскудения». Преподобный очнулся: радостно трепетало сердце его. О бывшем с ним во сне он поведал Амфилохию. 29 мая он заболел окончательно, причем ему было тайное откровение, что через три дня он скончается. В последний день рано утром он благословил близкому ученику своему Макарию отслужить Божественную литургию, чтобы причаститься в последний раз, а сам призвал братию для последнего слова назидания, причем повторил предсказания свои об обители Сосновец- кой. «Если я обрету милость у Бога, — так закончил он, — то не оставлю места сего, но буду молить о нем Господа и Его Пречистую Матерь». Лик его сиял божественным светом. Он благословил в последний раз братию и тихо предал душу Богу. Келья исполнилась чудного благоухания, и в эту минуту Амфилохий увидел над головой его дивный венец. Это было 1 июня 1437 г. в б часов дня. Прп. Дионисию было тогда 74 года с половиной. Погребли его, согласно его завещанию, в Сосновце. Тело его везли на муле. В одном месте мул это/остановился и не хотел идти дальше. Там поставили потом часовню. Тогда прп, Амфилохий распорядился привести другого мула, особенно любимого покойным, и он довез тело своего господина до места его последнего упокоения. Рядом с ним погребен его ученик и преемник прп. Амфилохий. Сохранилось описание наружности прп. Дионисия: он был невысокого роста, сухощав, с большой бородой до груди и кроткими глазами, лицо его было продолговатое, волосы русые, полуседые. В Сосновце в Христорожцественской церкви между прочими древностями хранились написанные им иконы Пресвятой Богородицы Юдигитрия», «Знамение» Пресвятой Богородицы с огненными серафимами и часть его посоха.

Фотографии

Дионисиево-Глушицкий Сосновецкий монастырь
Дионисиево-Глушицкий Сосновецкий монастырь
Дионисиево-Глушицкий Сосновецкий монастырь
Дионисиево-Глушицкий Сосновецкий монастырь


← Предыдущая страница
Вологда город.
Следующая страница →
Вологда город.