Оф. сайт Воронежско-Борисоглебская епархия.
Казанский храм.
Воронеж город, Суворова улица, 79.


Самая удаленная от центра Воронежа церковь в Отрожке была последней в городе и его окрестных селениях, строительство которой было начато в дореволюционные годы. Позже нее освящался только Владимирский собор, но к его возведению приступили на десятилетие раньше.

Отрожка - другие ее названия Рожки, Атрошки, Отрожки, Трегубово - возникла на левом берегу реки Воронеж в XVII в. и относилась к владениям Алексиево-Акатова монастыря. Во второй половине XVIII в. ее жители стали именоваться экономическими, а потом государственными крестьянами. Она не причислялась к пригородным слободам, а входила в Придаченскую волость Воронежского уезда. В канун реформы 1861 г. здесь насчитывалось 92 двора и проживало 700 человек.

Вплоть до начала XX в. это была деревня, то есть крупный населенный пункт, не имевший собственного храма. Все религиозные обряды отправлялись в ту пору в Рождественской церкви на Придаче. С конца 1860-х гг., когда в Воронеж пришла железная дорога, на левом берегу близ деревни появилась узловая станция Раздельная, потом ставшая тоже Отрожкой. Число жителей резко возросло. К тому же, если старожилов отделяли от церкви Рождества Христова две версты, то для жителей пристанционного поселка это расстояние увеличивалось более чем вдвое.

В начале текущего столетия отроженцы решились на строительство собственного храма во имя Казанской иконы Божией Матери.

В 1579 г. в недавно завоеванной Иваном Грозным Казани девятилетней девочке Матрене явилась во сне Богоматерь, повелела возвестить духовным и светским властям города, чтобы они вынули ее икону из земли, и указала место — на пепелище дома родителей отроковицы. После третьего подряд видения Матрена сказала об этом матери, а та — архиепископу Иеремии. На указанном месте обретена была икона Пресвятой Богородицы и препровождена в ближайший храм святого Николая. С иконы сняли копию и отослали Ивану Грозному в Москву. В 1595 г. царь Федор Иванович повелел построить на месте обнаружения иконы церковь и открыть при ней монастырь. В эту обитель постриглись Матрена и ее мать. 8 (21) июля было установлено празднество Явления чудотворной иконы Божией Матери в городе Казани. С подлинного образа Богородицы неоднократно делали списки, и в конце прошлого века историки церкви затруднялись сказать, где находится оригинал — в Казанском соборе Петербурга или на месте обретения, в Казани.

Одна из копий, приобретенная и высокочтимая князьями Пожарскими, стала источником еще одного празднества. В начале XVII в., когда Россия переживала “смутное время” и столица была захвачена польскими интервентами, собралось народное ополчение во главе с Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским. В дружине князя прибыла к Москве и фамильная Казанская икона Божией Матери. Ополченцы и воины в борьбе с иноземцами возложили упование на свое ратное умение и заступничество Богородицы. 22 октября 1612 г. русские войска штурмом взяли Кремль и изгнали поляков из Москвы. Первый царь из династии Романовых, Михаил Федорович, установил в этот день совершать празднование и крестный ход Казанской иконе Божией Матери, как избавительнице государства от чужеземного владычества. В 1633 г. у стен Кремля построили Казанский собор и поместили туда чудотворную икону. В конце XVIII в. император Павел I включил 22 октября в число табельных, то есть неприсутственных дней.

Вот такому торжественному событию посвящалась Казанская церковь, строительство которой в Отрожке началось в 1903 г. Чертежи храма выполнил местный архитектор В.И. Гайн (1876—1943). Выпускник Петербургского института гражданских инженеров, он с 1901 г. проектировал жилые и общественные здания в губернском городе. В.И. Гайн стал первым архитектором-реставратором Воронежа, он руководил возвращением первоначального облика дома И.А. Потапова (ныне Художественный музей на проспекте Революции) и дома-музея И.С. Никитина. Построенные им здания выделяются в окрестной застройке cвоим обликом, воскрешающим многие элементы декора, характерные для допетровской Руси XVII столетия. Казанская церковь в современном Воронеже может служить наиболее яркой иллюстрацией псевдорусского стиля. Краснокирпичное здание с многоцветием деталей фасада, увенчанное невысоким куполом и четырьмя декоративными главками, смотрится на фоне окружающей ее безликой архитектуры как теремок из русской сказки. Расположена церковь как бы на границе прошлого с настоящим: с одной стороны ее окружают высотные панельные дома, с другой — одноэтажные частные домики, сохранившиеся от деревни Отрожки.

Обычно считается, что церковь была окончена к 1908 г. и со следующего лета стала действовать. Эти даты вошли в справочные издания по памятникам архитектуры города. Однако это не так. В ведомостях по страхованию церковных строений, составленных в канун революции, временем окончания сооружения Казанского храма указывается 1911 г. На его усадьбе находился еще целый ряд построек: каменная сторожка, дом священника, два жилых дома причта, деревянная богадельня, несколько сараев и навесов, даже хлев. Это неудивительно: церковь-то была сельской. Кстати, именно поэтому в “Воронежских епархиальных ведомостях” нет никаких упоминаний ни о ее строительстве, ни об освящении. Единственное, что удалось там разыскать, так это распоряжение епархиального начальства о переводе в октябре 1912 г. к “новоустроенной” Казанской церкви священника из Рогачевки Иоанна Алферова и псаломщика из Калача Дмитрия Корченова. Очевидно, октябрь 1912 г. и надо считать временем начала богослужения в Отроженском храме.

Еще до окончания строительства церкви местные жители обустроили примыкавшее к ней кладбище. Там и сейчас цел закладной камень с датой освящения погоста — 2 июня 1908 г., есть несколько дореволюционных могил. Кладбище действовало еще в 1960-е годы; могилы послевоенного времени находятся ближе .к Ленинскому проспекту. Кладбище в Отрожке — одно из немногих в Воронеже, которое сохраняется со столь давних времен.

О внутренней жизни Казанского прихода сведений практически не имеется. В связи с поздним строительством церковь не попала в издания по истории епархии. Насколько известно, в Отрожке была лишь одна церковь, но как с этим фактом увязать решение исполкома Центрально-Черноземной области от 22 октября 1928 г. о закрытии Архангельской церкви в поселке Отрожка? Может быть, в данном случае речь шла о домовом храме при железнодорожной станции? Казанская же церковь продолжала службу до 1936 г. В этом году органы местного управления НКВД арестовали всех ее священнослужителей, и она вынужденно закрылась. К сожалению, имена членов причта этого времени пока не установлены. В справке, подготовленной восемь лет спустя горисполкомом, отмечалось, что акция произведена “не по решению Советской власти... и не по желанию самих граждан функционирования церкви”.

Здание осталось никем не занятым, оно довольно сильно пострадало во время воины. В акте технического осмотра, составленном в августе 1944 г., отмечено следующее. В одном из сводов пробито отверстие в три квадратных метра, уничтожены деревянные полы, остекление и оконные переплеты, тамбуры и внутренние двери, разрушено воздушно-калориферное отопление. Кровля купола, глав и трапезной побита осколками и прямыми попаданиями снарядов и наполовину нуждается в замене. Значительной реставрации требует внутренняя художественная отделка. Икон и другой богослужебной утвари в церкви нет вовсе.

Тем не менее окрестные жители сразу же, как только фронт отодвинулся на запад, решили добиваться возрождения храма. Уже в августе 1943 г. они создали так называемую церковную “двадцатку” и обратились в районный совет с просьбой зарегистрировать общину и открыть храм. Не получив ответа, через год подобную просьбу они адресовали в облисполком. После этого бюрократическая машина закрутилась, районным властям поручили выяснить личности тех, кто подписал заявление. Девять человек оказались местными жителями, отроженцами, а одиннадцать прибыли из других районов области. Лишенных избирательных прав среди них не было, следовательно, по законам того времени все считались полноправными гражданами. Прихожан не пугали расходы на восстановление церкви, ложившиеся полностью на их плечи. Постепенно они рассчитывали вернуть храму достойный вид.

В конце войны правительство пошло на определенные послабления в отношении религиозных объединений, прежний репрессивный курс на удушение церкви был несколько смягчен. Но и тогда верующим понадобилось в общей сложности около трех лет борьбы с властью до тех пор, пока облисполком 12 октября 1946 г. принял решение о разрешении богослужений в Казанской церкви. Так на долгие сорок с лишним лет в Воронеже стали действовать три церкви: Казанская, Покровская и Никольская. Жесткий контроль со стороны Комитета по делам религии и непременное условие о ежегодных денежных взносах в различные государственные фонды ставили жизнь причта и всего храма в тяжелое финансовое положение. Только с конца 1980-х гг. появилась возможность направлять пожертвования прихожан не на абстрактные памятники истории и культуры, а на реставрацию собственного здания, кстати, тоже являющегося памятником архитектуры. Табличка с соответствующим текстом установлена у входа в церковь.

Казанская церковь имеет приделы во имя Николая Чудотворца и святителя Митрофана Воронежского. Небольшое внутреннее пространство храма постоянно заполнено людьми. Стены отделаны под мрамор, трехъярусный иконостас с царскими вратами отделяет помещение для верующих от алтаря. Службу в храме ведут четыре священника — протоиерей Евгений Лившук, протоиерей Митрофан Чаркин, протоиерей Георгий Луцкевич и отец Георгий Белавский. Настоятель — Евгений Лившук, диакон — отец Владислав Моргун.

В ограде построено каменное здание воскресной школы.

Фотографии



← Предыдущая страница
Воронеж город, Транспортная улица.
Следующая страница →
Воронеж город, Ворошилова улица, 1.