Сайт - Оф. сайт Воронежско-Борисоглебская епархия.
Успенская церковь.
Воронеж город, Ольховый переулок, 1.

Успение Пресвятой Богородицы - один из наиболее почитаемых среди русского народа религиозных праздников. В канун революции в Воронежской епархии насчитывалось более сотни храмов, посвященных Успению. Престольный праздник, который отмечается 15 (28) августа, славит "мирную, тихую, святую и блаженную кончину" (успение) Богородицы и Приснодевы Марии, Которая, пребывая на небе, остается постоянной молитвенницей и заступницей всех людей, избавляя от смерти и муки их души. Успению Пресвятой Богородицы был посвящен старейший в Воронеже мужской монастырь, основанный на правом берегу при царе Федоре Иоанновиче в 1594 г. Возведенная в том же году деревянная монастырская церковь век спустя была перестроена в каменную. В петровскую эпоху, по упразднении монастыря, она превратилась в Адмиралтейскую. Многострадальная судьба старинного Успенского храма завершилась в 1996 г. возвращением в лоно епархии после проведенной реставрации.

Ныне в нашем городе оказалось два одноименных храма, вторая Успенская церковь расположена на левом берегу водохранилища. Такое соседство не случайно: церковь в слободе Монастырщенке Воронежского уезда, находящаяся теперь в Левобережном районе Воронежа, названа по имени старинного и более прославленного храма.

Поселение на левом берегу реки Воронеж, напротив города, сложилось в начале ХVII в. Маленькая деревенька Клементьевка упоминается в "Дозорной книге" 1615 г., составленной Григорием Киреевским. В писцовых книгах 1629 г. она значится принадлежащей Успенскому мужскому монастырю, отсюда и сменившееся впоследствии ее название. В "Переписной книге Воронежского уезда" 1646 г. "слободка Клементьевская на озере" показана по-прежнему вотчиной Успенского монастыря. В этом документе перечислено все мужское население слободы, проживавшее в 16 крестьянских и 4 бобыльских дворах.

С закрытием Успенской обители в 1700 г., в разгар кораблестроительных работ, вотчина отошла к Алексеевскому Акатову монастырю. В 1764 г. по указу императрицы Екатерины II религиозные общины лишились своих земель и крепостных. Монастырские крестьяне превратились в государственных. Население слободы вскоре возросло: сюда переселились потомки удельных крестьян из Боровского уезда Калужской губернии, отчего ее южная часть получила название Боровской.

До середины XIX в. крестьяне Монастырщенки обходились без собственной церкви. Ближайшие к ним храмы были в губернском центре (церкви Успения и Иоанна Богослова) и в волостном центре, слободе Придаче (церковь Рождества Христова). Но число дворов росло, в канун отмены крепостного права их насчитывалось 177, где проживали 524 мужчины и 608 женщин.

Во второй половине 1840-х г. жители слободы решили ставить церковь. Архиепископ Воронежский и Задонский Игнатий (Семенов) благословил их на это богоугодное дело. С помощью "сборной книги" накапливались добровольные пожертвования. Особое старание проявил крестьянин Иосиф Васильевич Синицын, он по праву именовался "строителем" храма и стал первым церковным старостой. Достаточную сумму денег собрали быстро, и в 1848 г. церковь возвели. Надо полагать, что освящение церкви состоялось в престольный праздник, 15 августа 1848 г., хотя точных упоминаний об этом в документах не содержится. Два года спустя в трапезной были устроены приделы в честь апостола Иоанна Богослова и преподобного Сергия Радонежского. Один из новых престолов в церкви был создан на средства воронежского купца Сергея Петровича Ефимова (1784 - 1850).

Сельская церковь, непримечательная по своей архитектуре и небогатая историей, удостоилась лишь нескольких строк в "Указателе храмовых празднеств Воронежской епархии" архимандрита Димитрия (Самбикина) (1886). Воссоздать ее жизнь можно только на основе летописи, которую стали вести священники с 1888 г. Это не было единичным фактом в епархии: указ духовной консистории от 9 февраля 1888 г. предписывал вести хронику всем храмам в городах и селениях. Пока краеведам известны лишь три подобные летописи, две из них хранятся в Калачеевском и Острогожском районных музеях, и одна, как раз Монастырщенской церкви, - в Государственном архиве Воронежской области.

Последуем за летописью, которая до 1888 г. дает ретроспективный обзор событий. В 1873 г. были обновлены иконостасы в алтаре и трапезной. Церковь стала отапливаться, стены расписали "живописью и алфрейною работою". Тысяча шестьсот рублей на эти цели были собраны среди прихожан и пожертвованы старостой В.П. Крамаровским. В 1883 г. купец Семен Хренов (будущий староста) и его брат Тихон преподнесли храму икону святого Пантелеймона "на кипарисовой доске лучшей работы", выписанную ими с Афонских гор. В 1902 г. церковь отремонтировали снаружи. Больше к зданию до печально известных времен не подступались.

На церковной усадьбе (она составляла 1 десятину 247 квадратных сажень) находилась каменная лавка, приносившая в год шестьдесят рублей дохода. В 1848 г. "в смежности с церковною оградою" было заложено приходское кладбище; позже его обнесли каменной стеной. Погост находился "в благоприличном виде", но известных лиц, погребенных на нем, равно как и памятников, не отмечалось.

При открытии церкви в ее штате были священник и два причетника. От казны они содержания не получали, а жили "доброхотными подаяниями от крестьян". Причту из общественной запашки отмежевали 34 десятины земли (в начале XX в. пашня сдавалась в аренду по 10 рублей за десятину), а в 1851 г. за счет прихожан выстроили подцерковные дома. Самое раннее упоминание о священнике и дьяконе летопись относит к 1853 г., о псаломщике и старосте - к 1852. То ли сведения о начальном периоде жизни причта оказались неведомы летописцу, то ли собственные священнослужители, как это нередко бывало, появились у храма лишь в начале 1850-х гг., а до этого службу по очереди правили батюшки окрестных церквей - пока мы не знаем этого. Характерный штрих в пользу второй версии: метрические, исповедные и приходо-расходные книги были заведены тоже в 1852 г. Первым священником Успенской церкви, которого называет летопись, был Александр Матвеевич Зайцев, служивший с 1853 по 1868 г.

В 1869 г. священником Успенской церкви стал Павел Дионисьевич Троицкий, это он начинал летописание в Монастырщенке. Меньше года, с ноября 1872 по август 1873 г. его заменял Николай Николаевич Скрябин (сын настоятеля Пятницкой церкви Николая Васильевича Скрябина и внук духовного писателя и проповедника Луки Васильевича Ефремова). В 1873 г. в штат вместо двух причетников ввели псаломщика. 20 декабря 1883 г. открылось сельское приходское училище, где учительница Варвара Михайловна Иосифова стала обучать 67 мальчиков и 2 девочек. В 1884 г. в алтаре была взломана оконная решетка и похищено несколько серебряных предметов; грабителей так и не обнаружили. По сведениям архимандрита Димитрия (Самбикина) в 1886 г. к Успенской церкви числился приписанным Покровский молитвенный дом в Никольском.

В 1888 г. приход Успенской церкви насчитывал 1357 душ, "усердных к храму". Но значились и "четыре души женска пола раскольников поповщинской секты"; они не чуждались православного духовенства и вредных толков своих меж верующими не распространяли. Жители слободы были достаточно развиты и промышленны, занимались они хлебопашеством и рыболовством, многие имели парники и торговали на рынках Воронежа овощами. За год в слободе родилось 82 человека, а умерло 56.

Природа в первый же летописный год преподнесла неприятный сюрприз: весною 1888 г. сильно разлилась река, затопившая многие дома и огороды крестьян, вода дошла даже до церкви. К 1893 г. число прихожан уменьшилось до 1312 человек. 9 июня 1889 г. храм посетил епископ Вениамин (Смирнов) и нашел все в исправности, особое внимание он обратил на икону Св. Пантелеймона. В 1898 г. в слободе началось строительство новой каменной школы, 6 сентября 1899 г. в присутствии уездного начальства она была освящена. "Справочная книга для духовенства Воронежской епархии" (Воронеж, 1900), приводя статистические сведения за 1898 г., сообщает, что в Монастырщенке насчитывается 243 двора с числом верующих в 1328 человек обоего пола.

В марте 1903 г. предпринималась новая попытка ограбить церковь. Грабители в этот раз, похоже, были не местными: взламывая оконную решетку, они не знали, что из здания по случаю ремонта все ценности вынесены. Далее в летописи следует четырехлетний пропуск: в 1904-1907 гг. записи не велись.

Таким образом, остался неотмеченным факт посещения церкви в 1904 г. архиепископом Анастасием. В мае 1908 г. уволился за штат Павел Троицкий, без малого сорок лет прослуживший в Успенском храме. На его место перевели священника Архангельской церкви села Верхней Катуховки Тимофея Алексеевича Тростянского, он и возобновил летописание.

В 1909 г. слободу охватила эпидемия скарлатины, унесшая жизни многих детей. Болезнь свирепствовала долго, количество умерших в этом году превысило число родившихся. Событие это произвело столь глубокое впечатление на отца Тимофея, что он не смог остаться беспристрастным и записал: "Несмотря на близость города, население в медицинском отношении остается совершенно беспомощным: в слободе Монастырщенке совершенно отсутствует медицинский персонал. Заявление священника в земскую управу об эпидемии скарлатины и беспомощности населения не имело никаких результатов".

В июле 1910 г. в Воронеже, в доме своей дочери умер Павел Дионисьевич Троицкий. При большом стечении народа он был погребен в ограде Монастырщенской церкви. К 1911 г. относятся сохранившиеся "Клировые ведомости церквей Воронежского уезда", где имеются сведения и об Успенской церкви. Ее приход составлял 267 дворов с населением 1680 человек, имелись еще два двора, где проживало 12 человек сектантов "австрийского согласия". Отмечено, что священники стали получать годовое пособие от казны в размере 400 рублей.

Приведены и биографические сведения о духовенстве и их семьях - о священнике Тимофее Тростянском, псаломщике Александре Дьякове, просфорне Феодосии Дембровской, вдове прежнего псаломщика Марии Петровне Дьяковой (все это учтено в комментариях к летописи).

Одна из последних записей в летописи относится к военной зиме 1914 г. 6 декабря город посетил император Николай II с супругой Александрой Федоровной и дочерьми, великими княжнами Ольгой и Татьяной. Отстояв службу в Благовещенском соборе Митрофановского монастыря, царь побывал в нескольких лазаретах для раненых.

Вместив в себя четверть века жизни слободы Монастырщенки, летопись оборвалась событиями 1914 г. Дальнейшую историю церкви можно восстановить лишь фрагментарно, упоминания о храме следуют через значительные временные промежутки.

В апреле 1922 г. из церкви были изъяты содержащие серебро богослужебные предметы, они предназначались для закупки хлеба голодающим крестьянам. В описи, составленной без участия священника, значились: крышка от малого Евангелия с шестью серебряными накладками, крест напрестольный, две тарелочки, дарохранительница с ковчегом - общим весом в 2 фунта 73 с половиною золотника.

Успенская церковь на левом берегу осталась одной из немногих церквей, которые продолжали службу до второй половины 1930-х гг. ''Компетентным органам" это обстоятельство не давало покоя: они видели свою задачу в полном искоренении очагов религии. К тому же речь стала идти о городской церкви, поскольку Монастырщенка в 1930 г. вошла в черту Воронежа.

В феврале 1936 г. архиепископ Петр (Соколов) определил на священническое место в Монастырщенку отца Иоанна Баженова (1882 - после 1937). Полгода спустя тот на очной ставке обвинил арестованного владыку в антисоветских настроениях. Преосвященного сослали на Соловки, а дальнейшая судьба священника не известна. Между прочим, Иван Иванович Баженов, начинавший свою деятельность псаломщиком при церкви Рождества Христова на Придаче, приходился свойственником псаломщику Успенской церкви Александру Михайловичу Дьякову: они были женаты на сестрах, дочерях упомянутого в летописи придаченского дьякона Дмитрия Васильевича Попова.

Летом 1937 г. сотрудники НКВД одному из своих агентов в среде обновленческого духовенства дали задание: "Ликвидировать церковь и духовенство в с. Монастырщина под городом". Священник-перевертыш в исполнении не преуспел, сам был вскоре арестован и расстрелян.

Но власти вскоре все же добились своего - в 1939 г. Успенскую церковь закрыли с мотивировкой "из-за отсутствия верующих и средств содержать и производить ремонт". Рабочие одного из номерных заводов выступили с ходатайством создать в храме Дом обороны, и облисполком принял соответствующее решение. Но, похоже, никто не знал, что такое Дом обороны и чем он должен заниматься (еще в 1932 г. его пытались открыть в Покровской церкви), и в 1940 г. Успенскую церковь передали под общежитие завода "Нефтегаз". В 1942 г. в здании разместили сухарный завод. Каждый раз производились работы по приспособлению церковного помещения под новые нужды, при этом были разобраны верхние ярусы колокольни.

В 1954 г. облисполком дважды принимался решать судьбу Успенской церкви на левом берегу - в конце августа и начале сентября. Распоряжение от 7 сентября гласило: "Передать конторе "Автотракторсбыт" помещение бывшей Монастырщенской церкви по ул. Щорса в Сталинском районе". Как долго хозяйничала тут контора, неизвестно. Позднее в церкви многие годы был соляной склад.

Успенская церковь стал а одной из первых, возвращенных епархии после изменения политики государства в отношении церкви. Верующие начали хлопотать о передаче им храма в 1987 г. Двухлетнее хождение по мытарствам увенчалось успехом лишь в конце августа 1989 г., когда здание отдали епархии, но перед этим по распоряжению местных властей разрушили кладбище. Какой в этом был смысл? Уничтожить людскую память о предках и о самой Монастырщенке? Довольно быстро оформилась здесь религиозная община и началось восстановление храма. 26 сентября 1989 г. в храме состоялась первая служба, ее вел протоиерей Василий Зализняк. Ремонтные работы завершились в 1994 году, роспись интерьеров осуществлял московский художник Николай Асташев.

Левобережная Успенская церковь превратилась в местный религиозный центр. На ее подворье по проекту архитектора А.Г. Федорца построен комплекс зданий духовного училища. В сентябре 1993 г. около 30 юношей приступили к занятиям. Два года спустя состоялся первый выпуск. Обязанности ректора училища до марта 1994 г. выполнял отец Александр Домусчи, затем его сменил протоиерей Василий Попов. При нем летом 1997 г. произошло преобразование училища в семинарию с четырехлетним сроком обучения.

Первого настоятеля Успенского храма, протоиерея Василия Зализняка в марте 1994 г. сменил протоиерей Владимир Урываев, а в сентябре 1996 г. - отец Василий Попов. Ныне здесь служат протоиерей Виктор Юрчак, священник Сергий Моздор, он же инспектор семинарии, дьяконы Андрей Иванов и Андрей Похващев.

Бывший погост, засыпанный землею и песком, вошел в церковную ограду. В память о всех погребенных здесь предполагается поставить часовню. Успенская церковь исчезнувшей слободы Монастырщенки по-прежнему является одним из духовных центров левобережного Воронежа.

Церковная летопись публикуется полностью, без каких-либо сокращений, по рукописному оригиналу, хранящемуся в архиве (ГАВО, ф.207, оп.1, д.1. л. 1-34 об.). Текст воспроизводится с соблюдением прежней орфографии и старых норм правописания, сокращения слов раскрыты в квадратных скобках. Записи за 1904 - 1907 г. не велись, поскольку порядок листов здесь не нарушен. По нумерации книги, заверенной еще благочинным М.И. Скрябиным, в ней значилось 45 листов, сейчас текст за 1914 г. завершается на обороте 34-го листа, а остальных страниц нет. Содержали ли вырванные листы продолжение летописи или были чистыми, установить невозможно.

При комментировании летописи использованы статьи и заметки из "Воронежских епархиальных ведомостей", публикации "Воронежской старины", газетные некрологи, материалы 10-й ревизии (1858) слободы Монастырщенки Воронежского уезда (ГАВО, ф.18, оп.1, д.359, л.843-929), Клировые ведомости церквей Воронежского уезда за 1911 г. (ГАВО, ф.84, оп. 1, д. 1951 а), другие источники.

Еще целы вековые сосны вокруг храма.

Добавить фото Редактировать страницу

Праздник