Никольская церковь.
Московская область - Васильевское село.

К одноярусному типу церквей относится Никольская церковь в селе Васильевском Московской области, построенная в 1688-1690 годах.

В архитектурном наследии Подмосковья памятники деревянного зодчества занимают более чем скромное место. Время, новые моды и технический прогресс уже давно стерли их с лица земли, а те немногие, которые случайно уцелели в этом потоке истории, во второй половине XIX и начале XX века были радикально перестроены. Среди таких уцелевших и искалеченных до неузнаваемости произведений деревянного зодчества находилась и церковь в селе Васильевском Серпуховского района Московской области, ныне самый южный представитель из всех
сохранившихся памятников так называемого северного деревянного зодчества, а точнее - деревянного зодчества Московской Руси XVII века.

На развилке старого Симферопольского шоссе, там, где расходятся дороги на Тулу и Серпухов, с левой стороны, если ехать от Москвы, раскинулось сельцо Васильевское, перспективу которого замыкает небольшая деревянная церковь, спрятанная под густыми кронами старых лип. Всем своим обликом она напоминала до недавнего времени самую заурядную, ничем не примечательную эклектичную, типовую церковь
XIX века. Узнать в ней древнее деревянное здание было просто невозможно. Наверное, только поэтому она раньше не привлекала к себе внимания и как памятник деревянного зодчества была совершенно неизвестна, несмотря на то, что стоит в сотне метров от самой оживленной подмосковной автострады. Таковой церковь и оставалась бы, постепенно ветшая и разрушаясь, если бы обвалившаяся штукатурка потолка не обнаружила совсем неожиданное и доселе невиданное. Ее потолки поддерживали не обычные балки - гладкие, прямоугольные или круглого сечения, а пятигранные, покрытые с четырех сторон чудесной резьбой. Да такой истово русской и традиционной, какой нет и не было ни на одном из самых прославленных памятников древнерусского деревянного зодчества! На всем обозреваемом отрезке истории русской архитектуры эти балки - явление совершенно исключительное и уникальное. И только благодаря им Васильевская церковь вызвала к себе большой интерес реставраторов.

Масштаб церкви, ее композиция и формы типичны для небольших и скромных зимних церквей. Они, как правило, и не претендуют на высокие архитектурные достоинства, свойственные обычно летним церквам - монументальным и величественным сооружениям, в архитектуре которых ведущим началом выступает не столько практическая, сколько художественная сторона.

Каждая балка представляет собой пятигранный брус, у которого две нижние грани - наклонные, сопряженные между собой под углом, близким к 45 градусам. Поперечные перехваты разделяют балки на пять секций. По обеим сторонам каждого перехвата, состоящего из комбинации двух витых жгутов, среднего валика и боковых плоских поясков, располагаются «зеркально» кувшинообразные «дыньки», обрисованные плавными кривыми линиями, которые сходятся к центральной части каждой секции - их розеткам.

Сорок разных розеток! То ли это просто игра фантазии и озорство мастера, то ли в этой неповторимости повторяющихся знаков заложен какой-то отвлеченный и непонятный для нас смысл, скрытый в недрах условной и пока еще неразгаданной символики наших предков? Ответов на вопросы, проливающих свет на происхождение этих, да и многих других архитектурных форм, пока что нет. Раскрыть систему мышления художников предшествующих поколений и тайны творческого метода древних зодчих было бы не только интересно, но и нужно.
Но, какова бы ни была их неразгаданная суть, художественная форма балок и их деталей интересна и ценна сама по себе. Интересна и ценна именно тем, что их необычная и для своего времени новаторская композиция создана из заурядных, распространенных и, можно сказать, типовых элементов, которые в рассредоточенном виде можно встретить на самых разных произведениях архитектуры и прикладного искусства и в самых разных местах России.

В архитектуре такие же или подобные им элементы составляют неотъемлемую часть декора резных столбов, несущих потолки в трапезных или крыши крылец и галерей, пристенных лавок, полок, клиросов и т. п. А в прикладном искусстве эти же элементы входят в декоративные мотивы едва ли не каждого предмета хозяйственно-бытового обихода, начиная с валиков и прялок и кончая дугами и санями.

При исследовании памятников деревянного зодчества Московской области и смежных с ней соседних областей выяснилось одно любопытное обстоятельство: все подлинные части этих памятников, начиная с тонкостей устройства сруба и кончая самыми разными деталями, совершенно идентичны своим аналогам на памятниках северного деревянного зодчества.

Опираясь на эту закономерность, мы вправе сделать уже высказанный ранее вывод, суть которого сводится к тому, что северного деревянного зодчества как вполне самостоятельного ответвления русской архитектуры нет вообще. А есть единое деревянное зодчество Московской Руси, сохранившееся на Севере по ряду причин лучше, чем в самой метрополии. Архитектура Васильевской церкви - одно из многих подтверждений этого вывода.

http://russian-church.ru/viewpage.php?cat=moscow_area&page=195

Добавить фото Редактировать страницу