Всех Святых храм.
Сургут город.

Храм-сказка

Если вспомнить известную фразу, что архитектура - это застывшая музыка, то выросший за полгода на излучине Саймы, неподалеку от историко-культурного центра "Старый Сургут", деревянный храм - настоящая симфония радости из глубин древней, домонгольской Руси. Удивительная слитность с пейзажем, простота и мудрость конструкции, добротность исполнения храма во имя Всех Святых, в земле Сибирской просиявших уже сегодня привлекают к нему взоры сургутян и гостей города.

Тем более, что строители поставили его очень удачно: в конце улицы Энергетиков, "утыкающейся" в автомобильный мост, на перекрестье нескольких дорог, а самое главное - фактически там же, где четыреста лет назад причалившие к берегу реки казацкие струги были разобраны дружинниками на строительство крепости-острога и первой часовни. Не мудрствуя лукаво, мастера из двадцать первого столетия угадали желание предков из шестнадцатого и воплотили его в жизнь.

Потому, наверно, так органично вписалась деревянная - без единого гвоздя! - церковь в городской и природный ландшафт: "за спиной", на северной стороне и западной возвышаются многоэтажные панельные застройки современного Сургута, на юго-восточной - синеют таежные увалы заобских мысов и - чуть левее - высятся белые стены и златоглавие городского соборного храма Преображения Господня.

Когда-то на Руси было принято ставить храмы таким образом, чтобы глазом можно было охватить весь окоем от одной церкви до другой. Преображенский - каменный храм, но соседство дерева и камня никоим образом не нарушает гармонию, более того - создает неповторимую живописность и нарядность.

Идея поставить деревянную старинную церковь на главной улице историко-культурного центра зрела давно. Исследователи и энтузиасты сургутской истории утверждали, что без определенного набора построек и, прежде всего, церкви, нынешняя музейная зона таковой называться не может. Потому что вместе с дружинами на бескрайние просторы Сибири пришли, согласно летописным источникам, священники с походной часовней. И не случайно в скульптурной композиции в центре города, изображающей отцов-основателей Сургута, одна из фигур - с православным крестом.

Ученых поддержали и патриотически настроенные старожилы города. Робкую надежду увидеть возрожденную церковь на том месте, где извечно ставили ее сургутяне всех времен, питали православные верующие. Власти в конце концов поддержали это стремление народа, наверно, прежде всего под влиянием крепнущей дружбы-побратимства с городами-памятниками - Тобольском и Суздалем. Подозреваю, что поначалу замысел не шел далее некоей декоративно-архитектурной единицы историко-культурного комплекса. Но в том и сила храмового строения, что несет оно, помимо чисто утилитарного назначения, еще и организующую, сплачивающую людей функцию, будит в их сердцах тягу к духовному, поначалу и неосознаваемую.

Так случилось и с церковью во имя Всех Святых, в земле Сибирской просиявших. Из окон расположенного по соседству Дома журналистов это новое творение милостью Божьей - словно чудная картина на фоне синего сумеречного неба. Настоящее Откровение от владимирских мастеров! Уже сегодня ей предрекают стать "домашней" церковью сургутской интеллигенции. Работа в душах сотен и сотен людей, приходящих сейчас и тех, кто придет сюда завтра, через многие и многие годы, только начинается, и дай Бог, чтобы дорога к Храму стала для них дорогой к высоким и светлым истинам добра, справедливости, любви.

Именно об этом говорил мне куратор стройки, инженер Анатолий Николаевич Венгер. Это ему принадлежит фраза, показавшаяся мне необычайно поэтичной: "Дерево и камень начинают по-новому обретать себя, когда они рядом".

Впрочем, это покажет будущее, а пока ...

Откровения от Владимира

...Пока деревянный храм ждет завершения строительства. Напомню, что 28 мая 2001 года архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий в присутствии мэра города Александра Сидорова, представителей общественности освятил закладку церкви. Закладным камнем послужила первая шестиметровая лиственничная свая, забитая на половину своей длины. И буквально на глазах начала расти церковь.

Строительство доверили фирме "Мастер А" из Владимирской области под руководством братьев Кехтеров - Игоря и Владимира. Фирма давно и плодотворно работает в городах Золотого кольца на строительстве и реконструкции деревянных зданий-памятников, в ней работают мастера, сохранившие секреты старинного русского промысла. За проект храма Всех Святых, в земле Сибирской просиявших фирма "Мастер А" удостоена премии выставки "Архитектура и градостроительство", проходившей в Сургуте. Владимирские мастера взялись за исполнение проекта со всевозможным тщанием и творческим воодушевлением.

О плотницком таланте русских

Издревле и поныне дерево является основным строительным материалом, представляющим большие возможности для творческой деятельности. К тому же это благородный материал, легкий и удобный в обработке. Высоко ценится текстура дерева: каждая порода отличается своим естественным цветом и тональностью, имеет своеобразное построение волокон, которые сами по себе создают неповторимый декоративный эффект.

Деревянное храмостроение на Руси - самые древние церкви из дерева у нас появились не ранее XVII века - до сих пор вызывает удивление и восхищение у всех, кто способен чувствовать красоту, восторг и гордость за тех безымянных народных мастеров, по сути дела - малограмотных плотников, сумевших донести до нас всю глубину русского национального самосознания.

Ну что может быть проще веревки с двумя колышками на ее концах?! Но именно с этого нехитрого инструмента начиналось любое сооружение: с его помощью размечали площади будущей постройки. Окончательную форму деревянное здание принимало только в процессе строительства: нередко мастер отступал от первоначального замысла. Вот потому-то каждое деревянное строение индивидуально и несет в себе отпечаток личности мастера.

Лес для постройки рубили всегда весной, в мае, когда дерево еще не пустило сок. Поваленный лес лежал до зимы. Зимой его вывозили к месту строительства, начинавшееся только весной. Таким образом, поваленный лес лежал без движения почти год, в течение которого он хорошо просыхал на воздухе, улучшались его строительные качества.

Известный сургутский краевед Иван Прокопьевич Захаров рассказывает в своих книгах, что таким же образом заготавливали древесину для своих построек и наши земляки: весной выбирали деревья, затесывали их у основания наподобие карандаша и давали подсохнуть до осени. Потом валили и зимой вывозили с делян. Дома из такой древесины стояли лет по двести.

Для постройки храмов всегда брали отборный лес - стройный, высокий, со значительным размером в диаметре. Из него тесали брусья для венцов сруба. Первым плотницким инструментом был топор, пила появилась гораздо позднее, поэтому представьте себе, сколько требовалось умения и навыка, чтобы построить одним лишь топором такое сложное здание, как деревянный храм! Особенно трудно было изготовить одним топором обыкновенную доску.

У современного плотника, в отличие от его предшественника, много чего имеется: пиловочные доски, долота, коловороты, шерхебели, калевочники, зензубели, фальцгебели, лучковые пилы и много еще всяких других инструментов, о которых рядовому читателю ничего не известно.

Нередко на лесоповале и строили здание, а потом уже разбирали, перевозили на постоянное место и вновь собирали. За сотни километров, из-под Владимира, в Сургут везли строительный материал, причем, бревна и другие детали были разного размера, их закрепляли так, чтобы при транспортировке они не пострадали.

“Восьмерик на четверике”

Венцы основной части сруба - сосновые, сваи и закладные венцы (нижняя, подвальная часть сруба)- лиственничные: эта древесная порода отличается особой крепостью и стойкостью к гниению, мастера уверяют, что прослужат они много-много лет.

Венцы - это горизонтально уложенные друг на друга бревна-брусья. Причем в сургутском варианте это не калиброванные "карандаши", а отборные бревна диаметром 30-40 сантиметров, рубленные "в лапу", "в замок" и другими дедовскими способами.

Проекция здания сверху - прямоугольник, в который вписан другой - "восьмерик на четверике". Главный вход в храм располагается, как это и принято в церковной практике, с западной стороны, вокруг двух сторон - западной и северной, на высоте человеческого роста, идет навес.

Остов сруба храма кверху слегка сужается, создавая устойчивую конструкцию и облегчая ее и без того воздушный облик. Даже на фоне панельных девятиэтажек церковь не кажется маленькой, придавленной окружающими зданиями. Легкое венчание сруба еще более увеличивает высотность здания - до 23,5 метра по куполу, зрительно усиливая впечатление легкости сооружения.

Венчает сруб так называемый шатер с двумя маковками и крестами - лицевой стороной на восток и на запад. Бросающийся в глаза элемент - "чешуйчатое" покрытие маковок. Это так называемый гонт или лемех, получивший свое название из-за приданного ему вида клина - лемеха.

Готовят лемех из дощечки длиной 35-40 сантиметров с тупым передним краем и постепенным уменьшением толщины к другому краю до полусантиметра. Лемеховое покрытие храмовых глав и других криволинейных поверхностей храма и придает деревянным творениям такой неповторимый и одновременно узнаваемый облик.

Колокольня у деревянной церкви обычно не акцентируется и вот почему. Во время раскачивания колоколов сильно расслабляются замки сруба, поэтому специальная система вязания брусьев противостоит перегрузкам. В старину колокольни использовались не только для культовых целей, они же играли роль дозорных башен.

Острожиться - осторожиться

В Родительскую субботу 3 ноября 2001 года состоялось освящение крестов и куполов новой церкви, настоятель Преображенского храма иерей Петр Егоров отслужил первую службу, поминальную, в присутствии старожилов и ветеранов города.

Пока здание стоит закрытое - дает усадку, как говорят строители, я бы сказала: привыкает к своему месту, к городу. Владимирцы готовы возвратиться хоть сегодня - с тем, чтобы завершить начатое: расписать "небо" - перекрытие храмовой части, сделать внутреннюю отделку, резьбу, в коей они великие мастера, подключить освещение, настелить потолки и чистовые полы (это уже в завершение всех дел, напоследок) и - пожать лавры успеха. Но завершению замысла помешали деньги, вернее, их отсутствие: городской бюджет был урезан аж на два миллиарда рублей, и экономия средств коснулась прежде всего строительной части.

В этом году дела должны поправиться, и деревянных дел мастера из Владимира должны вернуться в Сургутский историко-культурный центр. Чтобы начать острожиться, то есть обносить частоколом, делать высокое ограждение вокруг церкви и всего центра со стороны Саймы - деревянное, с бойницами, максимально похожее на то, что ставили когда-то отценачальники-сургутяне. Чтобы поставить пожарную каланчу (не лишнее, ей-Богу, не лишнее это дело!), обустроить территорию историко-культурного центра. Наконец, в храме появится иконостас.

Кстати, обихаживать церковь, поддерживать ее предстоит самим прихожанам - как это велось исстари. Стройматериалы владимирцы заранее пропитали огнеупорными составами, применили гидроизоляционные материалы, однако это не исключает необходимости и в дальнейшем поддерживать деревянную церковь в приличном состоянии. Конечно, художественная выразительность деревянного сруба, прогретого солнцем, омытого дождем и ветром, потемневшего от времени, - это неотъемлемое качество каждого памятника деревянного зодчества. Сургутская деревянная церковь обещает стать первым настоящим памятником историко-культурного центра, сегодня ей нет аналога во всей области.

Однако именно деревянные сооружения требуют из-за недолговечности материала ухода, реставрации и тщательной фиксации. Достаточно взглянуть на разрушающиеся от суровых климатических условий и течения времени другие постройки "Старого Сургута", чтобы понять: мало построить - важно сохранить. Наверно, для этого нужна специальная реставрационная служба - чем не занятие для студентов-историков Сургута?!

Слово - автору

Настало время сказать о скромном авторе проекта Сургутского деревянного храма - Владимире Клавдиевиче Емелине, уроженце небольшого русского городка Петушки, что во Владимирской, конечно же, области. Увлечение православным зодчеством не могло не возникнуть по той простой причине, что оно окружало будущего архитектора со всех сторон. В единственном в Петушках книжном магазине Володя Емелин покупал открытки с видами Владимира, Суздаля, других городов Золотого кольца. С тех пор он коллекционирует исторические книги, открытки, старые фотографии, изучает историю русской культовой архитектуры.

Еще студентом Московского архитектурного института Владимир Емелин вдвоем с другом своими руками покрыл лемехом главу храма в Макарьев-Унженском монастыре в Костромской области. Святой источник у подножия монастырского храма, река Унжа и - любимое занятие, за которым терялся счет времени. Изнурительная работа ради денег, вспоминает Владимир Клавдиевич, превратилась в песню.

Уже после окончания института Емелин, поработав в проектном институте, вернулся ближе к церквям, к реставрации старинных зданий. Одному только Боголюбовскому монастырю во Владимиро-Суздальской епархии Емелин отдал шесть лет жизни.

С большим воодушевлением и энтузиазмом принял Владимир Клавдиевич предложение поработать в историко-культурном центре "Старый Сургут". Разработал размещение храма, каланчи, башни острога.

- Не обязательно быть знатоком русского зодчества, - рассказывает Владимир Емелин, - чтобы заметить: деревянные храмы похожи друг на друга, прежде всего, принадлежностью к Православию, которое по сути своей интернационально (двери православных храмов открыты не только для славян, немцев, но и для негров, чукчей и др. народов) и влияет на облик канонами, традициями, обрядами. Кроме того, дерево как строительный материал делает похожими способы использования его людьми, проживающими там, где этот материал наиболее доступен. За прототип сургутской часовни мы выбрали Спасо-Преображенский храм в Якутии. Его сохранившийся облик, не тронутый поздними ремонтами и переделками, которые, как правило, искажают первоначальный облик, и лег в основу проекта храма во имя Всех святых, в земле Сибирской просиявших. Конечно же, это не повторение один к одному, за основу взята лишь общая композиция храма и характерные для него детали.

Однако современный деревянный храм не должен "притворяться" старинным, архитектор это прекрасно понимал.

- Организация пространства внутри храма выполнена с позиций современного представления о богослужении и быте, - продолжает Владимир Клавдиевич. - Например, хоры у нас на втором уровне, чего никогда не было в деревянных храмах. Применение эффективных тепло- и гидроизоляционных материалов позволило по-новому взглянуть на использование чердачного пространства над притвором храма. Проще говоря, появилась возможность утеплить кровлю и тем самым сделать теплым чердак. Все современные достижения в области строительных материалов и конструкций скрыты от глаз за традиционными материалами и отделкой, например, покрытием тесом и лемехом. Редко кто сегодня решается на это, предпочитая "оцинковку" или медь. Это практичнее - на первый взгляд. У нас же задача была другая. Храм как элемент музейно-этнографического комплекса, как музейный "экспонат" замыслен для восстановления некогда утраченного объема - проще говоря, более духовное восстановление, нежели материальное. Те остатки истории города, которые в недавнем прошлом погибли под ножом бульдозера, необходимо по крупицам собирать, реанимируя тем самым национальное самосознание.

Емелин рассказал, что работа начиналась с анализа территории исторического центра города, изучения старых документов, фотографий, планов. Большое значение придавалось определению места, где когда-то стояла старая церковь, и, поскольку это место веками освящалось, хотели тут же поставить и новую церковь. Однако, к великому сожалению, оказалось, что теперь здесь проезжая часть улицы Энергетиков, и потому памятный столб с иконой, лампадой и краткой исторической аннотацией поставят чуть дальше - у нового храма.

Продолжение следует

Праздник Всех святых, в земле Сибирской просиявших отмечается обычно в последнее воскресенье июня, совпадая с днем памяти святителя Иоанна Тобольского, всея Сибири Чудотворца, икона которого станет храмовой для сургутской деревянной церкви. Предполагается, что в храме будут покоиться частицы мощей сибирских святых, чье благородство, жертвенность и иноческий подвиг стали путеводной звездой для каждого православного их потомка-сибиряка. Василий Мангазейский, Мисаил Абалакский, Симеон Верхотурский, Иоанн Тобольский, Иннокентий Иркутский, Герман Аляскинский - настало время не только вспомнить, но и почтить память Сибирских святых, светочей духа, просвещения и культуры.

Для конца июня в районе Сургута характерен высокий уровень половодья. Представьте, как в высокой воде Саймы отражается красавица-церковь, как внутрь ее через небольшие оконца проникает слабый луч солнца, играя на позолоте иконостаса и церковной утвари. Зыбкое пламя свечей еще более сгущает тени там, куда свету не попасть, и необычайная таинственность наполняет весь небольшой деревянный храм.

...Так было всегда - так будет!

Алла Ярошко.

Добавить фото Редактировать страницу